Постановление АС Северо-Западного округа от 26.07.2018 N Ф07-7290/2018 по делу N А26-7243/2017

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 26 июля 2018 г. по делу N А26-7243/2017

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Родина Ю.А., судей Александровой Е.Н., Соколовой С.В., при участии от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Республике Карелия Кайгородовой О.Э. (доверенность от 16.01.2017 N 05-03/00279), от акционерного общества «Сегежский целлюлозно-бумажный комбинат» Крюкова В.В. (доверенность от 01.01.2018 N СЕГЦБК/0001), рассмотрев 26.07.2018 в открытом судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества «Сегежский целлюлозно-бумажный комбинат» на решение Арбитражного суда Республики Карелия от 02.11.2017 (судья Таратунин Р.Б.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.03.2018 (судьи Лущаев С.В., Горбачева О.В., Загараева Л.П.) по делу N А26-7243/2017,

установил:

Акционерное общество «Сегежский целлюлозно-бумажный комбинат», место нахождения: 186420, Республика Карелия, город Сегежа, Заводская улица, дом 1, ОГРН 1021000921314, ИНН 1006004155 (далее — Общество), обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с заявлением о признании недействительным пункта 3.2 решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Республике Карелия, место нахождения: 186420, Республика Карелия, город Сегежа, улица Ленина, дом 19А, ОГРН 1041000960000, ИНН 1006005550 (далее — Инспекция), от 01.02.2017 N 1984 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Делу присвоен номер А26-7243/2017.
Арбитражным судом Республики Карелия также принято к производству заявление Общества о признании недействительным пункта 3.2 решения Инспекции от 01.02.2017 N 1982 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Делу присвоен номер А26-7247/2017.
Определением суда первой инстанции от 21.09.2017 на основании статьи 130 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) и по ходатайству налогового органа дела N А26-7243/2017 и А26-7247/2017 объединены в одно производство с присвоением делу номера А26-7243/2017.
Решением суда первой инстанции от 02.11.2017, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 16.03.2018, в удовлетворении заявленных требований отказано.
В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, а также на несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, просит изменить решение от 02.11.2017 и постановление от 16.03.2018 и принять по данному делу новый судебный акт о признании недействительными решений налогового органа от 01.02.2017 N 1982 в части предложения уменьшить на 10 329 632 руб. сумму убытка, исчисленного налогоплательщиком по налогу на прибыль организаций (далее — налог на прибыль) за 2013 год, и от 01.02.2017 N 1984 в части предложения уменьшить на 18 937 154 руб. сумму убытка, исчисленного налогоплательщиком по налогу на прибыль за 2014 год.
По мнению подателя жалобы, расходы в виде стоимости невостребованных (неликвидных) товарно-материальных ценностей (далее — ТМЦ), которые утратили свои функциональные свойства в результате длительного хранения и по причине технического устаревания, могут быть включены в состав затрат по налогу на прибыль, поскольку отвечают требованиям пункта 1 статьи 252 НК РФ. Как утверждает Общество, затраты на приобретение ТМЦ изначально были произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Налогоплательщик также не согласен с выводом апелляционного суда о том, что представленные заявителем в материалы дела документы не позволяют конкретизировать конкретное имущество, переданное Обществу в 1999 году правопредшественником, и сопоставить его с ТМЦ, списанными в 2013-2014 годах. Более того, в рассматриваемом случае Инспекция в ходе проверки не подвергала сомнению факт того, что Общество списало ТМЦ, которые были частично получены от правопредшественника, а частично закуплены самим Обществом. Следовательно, по мнению заявителя, суд апелляционной инстанции при разрешении спорного эпизода вышел за пределы доводов апелляционной жалобы, по сути, дополнив формулировки оспариваемых решений налогового органа. Также Общество полагает, что апелляционный суд необоснованно указал на то, что срок годности спорных ТМЦ истек задолго до 2013-2014 годов. Законодательством Российской Федерации сроки хранения и технического устаревания ТМЦ, которые не использовались Обществом в качестве средств труда и хранились на складе, не нормированы, поэтому невозможно достоверно определить срок, когда у налогоплательщика возникла обязанность списать эти ТМЦ и, соответственно, включить их стоимость в состав расходов для целей исчисления налога на прибыль.
Кроме того, податель жалобы не согласен с выводом судов о неправомерном включении налогоплательщиком в состав расходов по налогу на прибыль страховых взносов, начисленных с выплат, произведенных в соответствии с коллективными договорами в пользу работников при достижении 50-летия и в связи с выходом на пенсию. Общество ссылается на то, что данные выплаты, вопреки мнению судов, связаны с исполнением работниками трудовых функций, не являлись выплатами социального характера, поэтому заявитель правомерно начислял страховые взносы на спорные выплаты.
В отзыве на кассационную жалобу Инспекция, считая обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, просит оставить их без изменения, а жалобу Общества — без удовлетворения.
В судебном заседании представитель Общества поддержал доводы кассационной жалобы, а представитель налогового органа возражал против ее удовлетворения по мотивам, изложенным в отзыве.
Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.
Как видно из материалов дела, Общество 07.07.2016 представило в налоговый орган уточненные налоговые декларации по налогу на прибыль организаций за 2013 и 2014 годы. В указанных декларациях Общество увеличило сумму расходов, учитываемых при определении налоговой базы, на 200 471 672 руб. и 212 695 275 руб. соответственно, и показало убыток в размере 74 698 152 руб. и 52 955 346 руб.
По результатам камеральных проверок полученных деклараций Инспекция составила акты от 21.10.2016 N 13528, 13529 и приняла решения от 01.02.2017 N 1982 и 1984 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. В соответствии с указанными решениями Обществу уменьшен на 16 180 737 руб. и 24 673 797 руб. убыток, исчисленный по налогу на прибыль за 2013 и 2014 годы, и рекомендовано внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.
Управление Федеральной налоговой службы по Республике Карелия решением от 18.04.2017 N 13-11/05514@ оставило без удовлетворения апелляционные жалобы Общества на решения налогового органа.
Общество оспорило решения Инспекции в судебном порядке.
Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований.
Кассационная инстанция, рассмотрев материалы дела и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для удовлетворения жалобы.
Одним из оснований для уменьшения исчисленного налогоплательщиком убытка по налогу на прибыль за 2013-2014 годы послужил вывод налогового органа о неправомерном занижении Обществом налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в связи с включением в состав расходов стоимости ТМЦ, списанных по причине порчи (брака), в сумме 6 642 210 руб. 66 коп. в 2013 году и 14 950 642 руб. 34 коп. в 2014 году. По мнению Инспекции, представленные Обществом к проверке документы (приказы на создание рабочих инвентаризационных комиссий, налоговые регистры по счету 91.02.7, регистры «Прочие расходы «Порча ТМЦ, списание ТМЦ по актам») свидетельствуют о несоблюдении налогоплательщиком положений, предусмотренных подпунктом 2 пункта 7 статьи 254 НК РФ.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований Общества по данному эпизоду, указав, что для целей налогообложения налогом на прибыль возможность отнесения расходов налогоплательщика в виде списания стоимости неиспользованных ТМЦ по причине их порчи (брака) предусмотрена только для тех запасов, в отношении которых Правительством Российской Федерации установлены нормы естественной убыли. Спорные ТМЦ, стоимость которых отнесена Обществом на расходы, не относятся к перечню товаров, в отношении которых действуют нормы естественной убыли, и заявитель данный факт не отрицает. Сама по себе невозможность (в связи со старением, поломкой или функциональной нецелесообразностью) или нежелание налогоплательщика использовать в своей хозяйственной деятельности ранее приобретенные ТМЦ, на которые не распространяются положения подпункта 2 пункта 7 статьи 254 НК РФ, не предусмотрена законом как основание для отнесения стоимости этих товаров при определении объекта обложения налогом на прибыль. Довод заявителя об экономической обоснованности затрат на приобретение спорных ТМЦ суд признал несостоятельным, поскольку фактическое неиспользование запасов, на которые не установлены нормы естественной убыли, по мнению суда, свидетельствует об отсутствии разумного смысла в их покупке.
Возражая против выводов суда первой инстанции, Общество в апелляционной жалобе указало на то, что спорные ТМЦ по своим физическим характеристикам не могли быть утрачены в связи с естественной убылью и в пределах норм такой убыли, налогоплательщик списал в состав расходов стоимость индивидуально-определенных вещей, которые утратили свои функциональные свойства в результате длительного хранения и по причине технического устаревания. То обстоятельство, что нормы естественной убыли на данные ТМЦ не установлены и не могли быть установлены, как полагает заявитель, не означает, что стоимость ТМЦ не может быть списана в расходы для целей исчисления налога на прибыль. По мнению налогоплательщика, Общество не лишено возможности списать стоимость невостребованных (неликвидных) ТМЦ в расходы, поскольку затраты соответствуют требованиям статьи 252 НК РФ.
Разрешая спор, суд апелляционной инстанции принял довод заявителя о том, что расходы, связанные со списанием ТМЦ по иным причинам (не связанным с недостачей или порчей при хранении и транспортировке в пределах норм естественной убыли, установленных законодательно), могут быть включены в состав затрат по налогу на прибыль, если будут отвечать требованиям пункта 1 статьи 252 НК РФ об экономической обоснованности и документальной подтвержденности.
В то же время суд апелляционной инстанции пришел к выводу о недоказанности Обществом того, что списанные материалы приобретались (получены от правопредшественника) непосредственно для осуществления производственной деятельности, предполагалось их использование в целях извлечения дохода. Как указал суды, акты о списании и иные имеющиеся в материалах дела документы не позволяют идентифицировать конкретное имущество Общества, переданное в 1999 году правопредшественником, и сопоставить его с ТМЦ, списанными в 2013-2014 годах. Также Обществом не доказано, что списание малоценных ТМЦ с датами поступления до 1999 года по причине истечения срока годности возможно было только в 2013-2014 годах.
Утверждение Общества о том, что при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства апелляционный суд вышел за пределы заявленных в жалобе доводов, дополнил формулировки оспариваемых решений налогового органа, поскольку посчитал доказанными обстоятельства, которые не были установлены в ходе камеральных проверок и отражены в решениях Инспекции, кассационная инстанция считает необоснованными.
По смыслу части 2 статьи 65 АПК РФ обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права.
Согласно части 1 статьи 268 АПК РФ при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело.
По результатам рассмотрения апелляционной жалобы арбитражный суд апелляционной инстанции принимает постановление, требования к содержанию которого установлены статьей 271 АПК РФ.
Таким образом, процессуальный закон обязывает суд апелляционной инстанции оценить представленные доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, и отразить в судебном акте мотивы, по которым он пришел к своим выводам, принял или отклонил доводы лиц, участвующих в деле, со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты, исходя из принципов равноправия сторон и состязательности процесса.
В данном случае суд апелляционной инстанции дал оценку приведенным Обществом в апелляционной жалобе доводам и возражениям налогового органа, заявленным в отзыве в обоснование несогласия с доводами заявителя, что опровергает довод подателя жалобы о нарушении апелляционным судом требований процессуального законодательства.
Оценивая фактические обстоятельства дела на основании представленных сторонами доказательств, суд апелляционной инстанции правильно исходил из того, что положения главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, регулирующие порядок определения расходов, учитываемых при исчислении налогооблагаемой базы, предписывают налогоплательщику подтверждать эти затраты соответствующими документами.
При этом суд обоснованно учел, что в случае, если организация принимает решение учитывать стоимость списываемых ТМЦ при расчете налога на прибыль, то помимо первичных документов, подтверждающих списание ТМЦ, необходимо иметь документы, свидетельствующие о приобретении данных ТМЦ и подтверждающие, что изначально расходы произведены как расходы, направленные на получение дохода.
Исследовав представленные Обществом доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ, суд апелляционной инстанции установил, что списание ТМЦ оформлено Обществом актами по форме N МБ-8, утвержденной постановлением Госкомстата России от 30.10.1997 N 71а, в которых указана дата поступления ТМЦ 1993, 1990, 1978, 1977 годы. Заявитель утверждает, что ТМЦ, приобретенные в 1997 годах и позднее, стали собственностью ОАО «Сегежский ЦБК» (созданного на базе имущества АООТ «Сегежбумпром» в процессе приватизации), а впоследствии собственностью Общества. Однако представленные Обществом документы (планы приватизации, акты приемки-передачи имущества в счет вклада в уставный капитал ОАО «Сегежский ЦБК», перечни материальных ценностей к актам) не позволяют идентифицировать конкретное имущество ОАО «Сегежский ЦБК», переданное в 1999 году, и сопоставить его со спорными ТМЦ, списанными Обществом в 2013 — 2014 годах.
Утверждение подателя жалобы о том, что действовавшее в 1999 году законодательство не требовало перечисления в составе имущества, передаваемого к вновь создаваемому открытому акционерному обществу, всех малоценных и быстроизнашивающихся предметов, не принимается судом кассационной инстанции.
Как следует из представленных Обществом налоговых регистров по счету 91.02.7, спорные ТМЦ учитывались на счете 10 «Материалы», субсчетах 10.4 «Тара и тарные материалы», 10.5 «Запасные части», 10.6 «Прочие материалы», 10.8 «Строительные материалы», 10.9 «Инвентарь и хозяйственные принадлежности», 10.10 «Специальная оснастка и специальная одежда на складе».
Исходя из Инструкции по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденной приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н, счет 10 «Материалы» предназначен для обобщения информации о наличии и движении сырья, материалов, топлива, запасных частей, инвентаря и хозяйственных принадлежностей, тары и т.п. ценностей организации (в том числе находящихся в пути и переработке).
В соответствии с пунктом 8 Положения по бухгалтерскому учету «Учет материально — производственных запасов» ПБУ 5/98, утвержденного приказом Минфина России от 15.06.1998 N 25н, фактическая себестоимость материально — производственных запасов, внесенных в счет вклада в уставный капитал организации, определяется исходя из их денежной оценки, согласованной учредителями.
Основанием для отражения в бухгалтерском учете организации материально — производственных запасов, поступивших в качестве вклада участников в уставный (складочный) капитал, являются акт приема — передачи ценностей и накладная.
В приобщенных к материалам дела актах приема-передачи имущества в счет вклада в уставный капитал и перечне материальных ценностей не конкретизированы ТМЦ. Соответствующие накладные на передачу спорных ТМЦ Обществом в материалы дела не представлены.
Довод подателя жалобы о том, что суд апелляционной инстанции необоснованно указал на истечение срока годности спорных ТМЦ задолго до 2013, 2014 годов и на ненадлежащее проведение Обществом инвентаризации, отклоняется судом кассационной инстанции.
Основанием для списания ТМЦ на общую сумму 21 592 853 руб. (в том числе с датой поступления до 1999 года на сумму 7 543 888 руб. 96 коп.; с датой поступления в 1999 году на сумму 1 764 215 руб. 38 коп.; с неуказанной датой поступления на сумму 11 903 869 руб. 02 коп.), как заявило Общество, послужило то, что ТМЦ пришли в негодность по причине длительного хранения и технического устаревания.
Пунктом 124 Методических указаний по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов, утвержденных приказом Минфина России от 28.12.2001 N 119н, определено, что одним из случаев списания материалов со счетов учета запасов может быть моральное устаревание или истечение сроков хранения.
Суд апелляционной инстанции правомерно указал, что в соответствии со статьей 12 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», статьей 11 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», а также Методическими рекомендациями по инвентаризации имущества и обязательств, утвержденными приказом Минфина Российской Федерации от 13.06.1995 N 49, перед составлением годовой бухгалтерской отчетности Общество для обеспечения ее достоверности было обязано проводить инвентаризацию имущества и обязательств, в ходе которой проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка.
В пунктах 3.25, 3.26 Методических указаний по инвентаризации имущества и обязательств, утвержденных приказом Минфина России от 13.06.1995 N 49, указано, что в ходе инвентаризации осуществляет осмотр товарно-материальных ценностей на предмет их дальнейшего использования. При выявлении неиспользуемых или морально устаревших ценностей, а также ценностей, которые полностью или частично потеряли свое первоначальное качество или дальнейшее использование которых представляется сомнительным, соответствующая информация заносится в отдельную инвентаризационную опись (акт) или акт на списание.
Таким образом, действуя добросовестно, Общество должно было обнаружить технически устаревшие и морально изношенные ТМЦ с датой поступления до 1999 году и позднее, которые хранились на складе и не использовались налогоплательщиком, при ежегодной инвентаризации имущества задолго до 2013, 2014 годов.
Приведенные Обществом в жалобе доводы по рассмотренному эпизоду не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального права к конкретным обстоятельствам дела, повлиявшем на исход дела, не опровергают выводы судов и не подтверждают, что суды неполно и необъективно исследовали все имеющиеся в деле доказательства.
С учетом изложенного кассационный суд не усматривает оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов, поэтому жалоба Общества по данному эпизоду удовлетворению не подлежит.
Как усматривается из материалов дела, Общество в уточненных налоговых декларациях по налогу на прибыль за 2013 — 2014 годы на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 264 НК РФ учло в составе расходов страховые взносы с выплат единовременных вознаграждений в связи с уходом на пенсию и премий к 50-летию, произведенных в соответствии с условиями коллективного договора.
Инспекция в ходе камеральных проверок пришла к выводу, что указанные выплаты не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежат включению в базу для начисления страховых взносов, поэтому начисленные страховые взносы не соответствуют положениям подпункта 1 пункта 1 статьи 264 НК РФ и не подлежат отнесению на расходы для целей налогообложения.
Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении требований Общества по данному эпизоду. Принимая такое решение, суды исходили из того, что сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда. Рассматриваемые расходы (выплаты) Общества не зависят от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения работы, не являются стимулирующими или компенсирующими выплатами и не включены в систему оплаты труда. Соответственно, они не являются объектом обложения страховыми взносами.
Кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов в этой части.
На основании подпункта 1 пункта 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся суммы налогов и сборов, таможенных пошлин и сборов, страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации на обязательное пенсионное страхование, в Фонд социального страхования Российской Федерации на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования на обязательное медицинское страхование, начисленные в установленном законодательством Российской Федерации порядке, за исключением перечисленных в статье 270 названного Кодекса.
Правоотношения, связанные с исчислением и уплатой страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством регулировались в спорных налоговых периодах Федеральным законом от 24.07.2009 N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» (далее — Закон N 212-ФЗ).
Частью 1 статьи 7 Закона N 212-ФЗ предусмотрено, что объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов признаются, в частности, выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений.
База для начисления страховых взносов для плательщиков страховых взносов определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных частью 1 статьи 7 Закона N 212-ФЗ, начисленных плательщиками страховых взносов за расчетный период в пользу физических лиц, за исключением сумм, указанных в статье 9 названного Закона (часть 1 статьи 8 Закона N 212-ФЗ).
По мнению Общества, осуществленные в 2013-2014 годах в пользу работников выплаты премий к 50-летию и в связи с выходом на пенсию подлежали включению в базу для начисления страховых взносов, поскольку по условиям коллективных договоров носили социальный характер, напрямую зависали от трудового вклада работников, от качества и количества выполняемой им работы, соблюдения правил внутреннего трудового распорядка, наличия/отсутствия дисциплинарных взысканий.
Между тем, как правильно указали суды, в отличие от трудового договора, который в соответствии со статьями 15 и 16 Трудового кодекса Российской Федерации регулирует именно трудовые отношения, коллективный договор согласно статье 40 названного Кодекса регулирует социально-трудовые отношения.
Выплаты социального характера, основанные на коллективном договоре, не являющиеся по своей правовой природе стимулирующими и не зависящие от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения самой работы, не являются оплатой труда работников (вознаграждением за труд), в том числе и потому, что не предусмотрены трудовыми договорами. Следовательно, такие выплаты, исходя из их правовой природы, не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежат включению в базу для начисления страховых взносов.
Как следует из материалов дела, в соответствии с Положением о поощрении работников Общества (приложение N 7 к коллективному договору на 2012 — 2013 годы, приложение N 6 к коллективному договору на 2014 год), которым установлена система моральных и дополнительных материальных поощрений, являющихся формой признания заслуг работников, предусмотрены:
— дополнительное материальное вознаграждение за добросовестный труд, активный вклад в реализацию принципов социального партнерства в Общества и в связи с 50-летним юбилеем (пункт 7.1.). Указанное вознаграждение установлено в размере 5% среднемесячного заработка работника за каждый год работы, но не более 1500 руб. за каждый год работ, работникам Общества, имеющим благодарность, объявленную генеральным (исполнительным) директором Общества, удостоившимся звания «Лауреат года ОАО «Сегежский ЦБК», занесенным на Доску почета, награжденным почетной грамотой в периоде до наступления 50-летия, а также почетными грамотами профсоюзных органов;
— единовременное вознаграждение при увольнении в связи с выходом на пенсию по возрасту либо по состоянию здоровья на основании медицинского заключения работникам (при условии непрерывного стажа работы) в размере, определенном в зависимости от стажа работ (пункт 8.1.).
Проанализировав положения коллективных договоров, суды обоснованно исходили из того, что выплачиваемые единовременно в виде премий суммы, связанные с достижением 50-летия и выходом на пенсию, не являются оплатой труда, не носят систематический характер, не зависят от квалификации, качества, сложности или количества выполняемой работы, не могут быть признаны стимулирующей или компенсирующей выплатой за труд, поскольку имели своей целью поощрить и поблагодарить работников, представляли собой меры дополнительной материальной поддержки.
Утверждение заявителя о том, что премии к 50-летию и при выходе на пенсию выплачивались работникам в зависимости от их квалификации, продолжительности трудового стажа, т.е. личного трудового вклада работника, а также добросовестного многолетнего исполнения ими своих трудовых обязанностей, зависели от качества и количества выполняемой работы, соблюдения правил внутреннего трудового распорядка, наличия/отсутствия дисциплинарных взысканий, правомерно отклонены судами.
Несмотря на то, что данные выплаты произведены в связи с наличием трудовых отношений (непрерывного трудового стажа в Обществе, благодарностей и почетных грамот за многолетний труд), они не обладают признаками заработной платы в смысле статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации, не призваны компенсировать расходы, вызванные осуществлением трудовых обязанностей в соответствии с конкретной трудовой функцией, а носят социальный характер, что не позволяет отнести их к объекту обложения страховыми взносами согласно части 1 статьи 7 Закона N 212-ФЗ.
Установленные Обществом ограничения в выплате единовременного вознаграждения при увольнении в связи с выходом на пенсию не дают оснований для отнесения спорных выплат к вознаграждению за выполнение трудовых или иных обязанностей и не могут являться основанием для признания этих выплат компенсационными или стимулирующими при осуществлении трудовых функций.
Выводы судов по рассмотренному эпизоду соответствуют правовым позициям, выраженным в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.05.2013 N 17744/12, от 03.12.2013 N 10905/13, определении Верховного Суда Российской Федерации от 04.09.2017 N 303-КГ17-6952.
Иное толкование Обществом положений коллективных договоров и законодательства, подлежащего применению к спорным правоотношениям, приведенное в жалобе, выводы судов, с учетом установленных фактических обстоятельств, не опровергает.
Ссылки подателя жалобы на письма Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 11.03.2016 N 17-1/В-98, от 22.07.2016 N 17-3/В-285, а также письмо Отделения Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Карелия от 13.10.2017 N 16-16/11223 не принимаются судом кассационной инстанции, поскольку данные письма носят информационно-разъяснительный характер, не являются нормативным правовым актом, следовательно, не носят обязательного характера.
Все обстоятельства дела установлены судами первой и апелляционной инстанций в результате полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств в их совокупности и взаимосвязи, нормы материального права применены ими правильно, нарушений норм процессуального права не допущено, в связи с чем оснований для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения жалобы не имеется.
При подаче кассационной жалобы Общество неправильно исчислило и уплатило по платежному поручению от 15.05.2018 N 6962 государственную пошлину в сумме 3000 руб. вместо 1500 руб. Излишне уплаченная государственная пошлина в сумме 1500 руб. подлежит возврату Обществу из федерального бюджета.
Руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Карелия от 02.11.2017 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.03.2018 по делу N А26-7243/2017 оставить без изменения, а кассационную жалобу акционерного общества «Сегежский целлюлозно-бумажный комбинат» — без удовлетворения.
Возвратить акционерному обществу «Сегежский целлюлозно-бумажный комбинат», место нахождения: 186420, Республика Карелия, город Сегежа, Заводская улица, дом 1, ОГРН 1021000921314, ИНН 1006004155, из федерального бюджета 1500 руб. государственной пошлины, излишне уплаченной при подаче кассационной жалобы по платежному поручению от 15.05.2018 N 6962.

Председательствующий
Ю.А.РОДИН

Судьи
Е.Н.АЛЕКСАНДРОВА
С.В.СОКОЛОВА

Помогла статья?

Получите еще секретный бонус и полный доступ к справочной системе БухЭксперт8 на 14 дней бесплатно

Пароль будет выслан на указанный email

Карточка публикации

Разделы: , , ,
Рубрика:
Объекты / Виды начислений:
Последнее изменение: 14.03.2019
Помогла статья? Оцените её
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Данную публикацию можно обсудить в комментариях ниже.
Обратите внимание! В комментариях наши кураторы не отвечают на вопросы по программам 1С и законодательству.
Задать вопрос нашим специалистам можно по ссылке >>

Добавить комментарий