Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 13.07.2016 по делу N 33-4657/2016

СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 13 июля 2016 г. по делу N 33-4657/16

Судья: Филева Е.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе:
председательствующего Журавлевой О.В.,
судей Меньшова С.В., Безгиновой Л.А.,
с участием секретаря судебного заседания К.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционным жалобам истца А. и ответчика СПК «Левокумье» на решение Левокумского районного суда Ставропольского края от 24 марта 2016 года,
по исковому заявлению А. к СПК «Левокумье» об обязании внести в трудовую книжку новую запись об увольнении, издать приказ (распоряжение) о новом дне увольнении, ранее внесенную запись о дне увольнения признать недействительной, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск и компенсации морального вреда,
заслушав доклад судьи Меньшова С.В.,

установила:

А. обратился в суд с иском к СПК «Левокумье», в котором просил возложить на ответчика обязанность внести в трудовую книжку новую запись об увольнении — 20 ноября 2015 год (день выдачи трудовой книжки), о новом дне увольнения (прекращении трудового договора) издать приказ (распоряжение), ранее внесенную запись о дне увольнения признать недействительной, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула с 1 июля 2015 года по 20 ноября 2015 года в размере 6 000 рублей за каждый месяц вынужденного прогула (за июль — октябрь 2015 года, за 20 дней ноября 4000 рублей) на общую сумму 28 000 рублей, компенсацию за неиспользованный отпуск за 2015 год в размере 6 000 рублей и компенсацию морального вреда в размере 30 000 рублей.
Обжалуемым решением Левокумского районного суда Ставропольского края от 24 марта 2016 года иск удовлетворен частично.
На СПК «Левокумье» возложена обязанность внести в трудовую книжку новую запись об увольнении А. — 20 ноября 2015 года, издать приказ о новом дне увольнения, ранее внесенную запись о дне увольнения признать недействительной, взыскан средний заработок за время вынужденного прогула в размере 14 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, а в остальной части исковых требований отказано.
В апелляционной жалобе истец А. просит решение суда отменить, как незаконное и необоснованное, вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права, ссылаясь на неправильность произведенной судом первой инстанции правовой оценки обстоятельств дела. В жалобе указывает на то, что суд первой инстанции неправомерно ограничил период, за который подлежит взысканию неполученный заработок, придя к выводу о недобросовестном использовании истцом своих трудовых прав. Также указывает на то, что суд первой инстанции необоснованно уменьшил компенсацию морального вреда и пришел к неправильному выводу о том, что трудовой договор с ним заключен работодателем на определенный срок.
В апелляционной жалобе ответчик СПК «Левокумье» также просит решение суда отменить, как незаконное и необоснованное, вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права, ссылаясь на неправильность произведенной судом первой инстанции правовой оценки обстоятельств дела. В жалобе указывает на то, что отсутствуют правовые основания указывать иную дату увольнения истца в трудовой книжке, кроме как по истечения срока действия трудового договора, то есть 30 июня 2015 года, истец незаконно требует продлить с ним трудовые отношения по требованиям об изменении даты увольнения, в то время как по срочным трудовым договорам дата увольнения не может быть позднее окончания срока действия срочного трудового договора. Считает, что судом первой инстанции неправильно определен момент истечения срока исковой давности по исковым требованиям относительно неполучения истцом трудовой книжки, равно как и нет оснований для выводов о вынужденном прогуле у истца и о взыскании за это среднего заработка. Так же указывает на то, что работодателем не были нарушены трудовые права истца и запись об увольнении внесена правильно, а неполучение собственной трудовой книжки вызвано виновными действиями самого истца.
Возражения на апелляционные жалобы не поступили.
Исследовав материалы гражданского дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда в части взыскания средней заработной платы за время вынужденного прогула подлежит изменению, с увеличением взысканной судом первой инстанции суммы, в связи с нарушением и неправильным применением норм материального и процессуального права.
Из материалов дела следует, что 25 февраля 2015 года между А. и ответчиком был заключен срочный трудовой договор, в соответствии с которым истец принят с 25 февраля 2015 года по 30 июня 2015 года на должность управляющего отделением с должностным окладом в размере 6 000 рублей. С трудовым договором истец был ознакомлен под роспись (л.д. 25 — 30).
Однако, согласно приказу (распоряжению) о приеме работника на работу, А. принят на работу в СПК «Левокумье» с 25 февраля 2015 года на неопределенный срок. С таким приказом истец также ознакомлен под роспись (л.д. 8).
25 февраля 2015 года на основании заявления истца от 25 февраля 2015 года (л.д. 74) издан приказ (распоряжение) о предоставлении отпуска с 25 февраля 2015 года без сохранения заработной платы (л.д. 75).
30 июня 2015 года приказом (распоряжением) руководителя СПК «Левокумье» прекращен (расторгнут) трудовой договор с А. на основании пункта 2 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с истечением трудового договора. Истец с приказом не был ознакомлен под роспись (л.д. 9).
Из копии записки-расчету от 30 июня 2015 года следует, что с истцом А. при прекращении (расторжении) трудового договора произведен расчет выплат за неиспользованные 5 дней отпуска за период работы с 25 февраля 2016 года по 30 июня 2015 год в сумме 428 рублей 60 копеек (л.д. 61 — 62).
Согласно копии платежной ведомости 8 октября 2015 года истцу А. под роспись выдана заработная плата в сумме 10 868 рублей 60 копеек, что также подтверждается копией расписки последнего от 08 октября 2016 года (л.д. 76 -77).
Из справки, выданной истцу А. 24 ноября 2015 года следует, что его среднедневной заработок составляет 295 рублей 08 копеек, среднемесячный заработок составляет 5 999 рублей 98 копеек (л.д. 6).
В день увольнения 30 июня 2015 года истцу А. работодателем не была выдана его трудовая книжка, которая согласно почтовому уведомлению была направлена в адрес истца 28 октября 2015 года и получена А. 20 ноября 2015 года (л.д. 31, 33).
Из материалов дела следует что, в период вынужденного прогула истец обращался к ИП В. по вопросу трудоустройства, в чем ему было отказано 30 июля 2015 года по причине отсутствия трудовой книжки (л.д. 43), по этой же причине истец не мог устроиться на работу в ЗАО «Октябрьский» (л.д. 44).
Указанные обстоятельства правильно установлены судом первой инстанции, не оспариваются сторонами и подтверждаются надлежащими доказательствами по делу.
Обжалуемым решением суда отказано во взыскании с ответчика СПК «Левокумье» в пользу истца А. компенсации за неиспользованный отпуск за 2015 года в размере 2 714 рублей, в связи с пропуском истцом срока исковой давности.
В указанной части решение суда сторонами не обжалуется, а потому не является предметом апелляционной проверки судебной коллегией по гражданским делам.
Разрешая исковые требования о возложении на ответчика обязанности внести в трудовую книжку новую запись о дне увольнения, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, об отсутствии достоверных доказательств исполнения ответчиком предусмотренной статьей 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации обязанности в день прекращения трудового договора выдать работнику трудовую книжку, что в силу норм материального права влечет безусловную обязанность работодателя изменить дату увольнения на день выдачи трудовой книжки и выплатить работнику не полученный им за все время ее задержки заработок, а также компенсировать ему причиненный в результате нарушения его трудовых прав моральный вред.
Судебная коллегия соглашается с указанным выводом суда первой инстанции, поскольку он сделан с учетом представленных сторонами доказательств, оцененных судом по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, при правильном применении норм материального права.
Ответчиком при прекращении трудового договора нарушены требования статьи 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку истец не ознакомлен с приказом (распоряжением) под роспись (л.д. 9) и им в соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не предоставлено доказательств, подтверждающих невозможность довести его до сведения истца или того, что истец отказывается ознакомиться с ним под роспись и на приказе (распоряжении) отсутствует соответствующая запись об этом.
Кроме того, ответчиком не выполнена обязанность по выдаче истцу в день прекращения трудового договора трудовой книжки. Направление трудовой книжки почтой при отсутствии волеизъявления работника на это и предшествующего уведомления о необходимости явиться за получением трудовой книжки не свидетельствует о соблюдении работодателем порядка прекращения трудовых отношений, предусмотренного статьей 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации.
Данный факт нельзя расценивать как обстоятельство, освобождающее работодателя от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки, в связи с чем ответчик должен нести ответственность за задержку выдачи трудовой книжки путем оплаты средней заработной платы за время вынужденного прогула.
В соответствии с положениями статей 84.1, 234 Трудового кодекса Российской Федерации, пунктов 35, 36 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей (утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2003 года N 225) возможность наступления материальной ответственности работодателя перед работником за задержку выдачи трудовой книжки законодатель связывает с виновным поведением работодателя.
По смыслу приведенных норм трудового законодательства препятствием к трудоустройству расценивается сам факт отсутствия у работника трудовой книжки и незаконное лишение его возможности трудиться в результате несвоевременной выдачи ему трудовой книжки.
С учетом вышеизложенного, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о нарушениях трудового законодательства, допущенных ответчиком в результате невыдачи истцу трудовой книжки и необходимости взыскания средней заработной платы за время вынужденного прогула.
Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции о взыскании средней заработной платы не за весь период невыдачи трудовой книжки, по следующим основаниям.
Поскольку в день увольнения 30 июня 2015 года трудовая книжка истцу не была выдана ответчиком, то в соответствии с частью 4 статьи 234 Трудового кодекса Российской Федерации СПК «Левокумье» обязано нести ответственность за задержку выдачи трудовой книжки.
Из материалов дела усматривается, что А. получил трудовую книжку только 20 ноября 2015 года (л.д. 31, 33).
Судом первой инстанции достоверно установлено, что отсутствие у истца трудовой книжки препятствовало его поступлению на другую работу, что подтверждается ответом ИП В. по вопросу трудоустройства, в чем ему было отказано 30 июля 2015 года по причине отсутствия трудовой книжки (л.д. 43), по этой же причине истец не мог устроиться на работу в ЗАО «Октябрьский» (л.д. 44).
Таким образом, факт невозможности трудоустройства в связи с отсутствием у истца трудовой книжки нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.
При указанных обстоятельствах судебная коллегия считает правильным вывод суда о том, что в результате несвоевременной выдачи работодателем трудовой книжки истец незаконно был лишен возможности трудиться, в связи с чем суд обоснованно удовлетворил заявленные им требования по праву.
Ограничивая период, за который подлежит взысканию неполученный заработок, суд первой инстанции исходил из того, что трудовые отношения с ответчиком были прекращены по инициативе истца, однако к работодателю с требованием выдать трудовую книжку он не обращался, что по мнению суда, свидетельствует о недобросовестном использовании трудовых прав.
Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда, поскольку обязанность выдачи трудовой книжки работнику в день увольнения установлена законом и возложена на работодателя, а не на работника.
Таким образом, неполученный заработок подлежал взысканию за весь период до момента устранения нарушения трудовых прав истца — со следующего дня после увольнения 1 июля 2015 года по день получения трудовой книжки 20 ноября 2015 года.
С учетом изложенного, судебная коллегия считает необходимым изменить решение суда в части размера подлежащей взысканию суммы неполученного заработка вследствие несвоевременной выдачи трудовой книжки и увеличить ее до 28 000 рублей, при этом судебная коллегия согласна с представленным истцом расчетом, который не опровергнут ответчиком.
Доводы апелляционной жалобы истца о том, что судом первой инстанции, необоснованно взыскана только часть компенсации морального вреда в размере 3 000 рублей, судебная коллегия признает несостоятельными, по следующим основаниям.
Статья 237 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает возможность возмещения работнику морального вреда, причиненного неправомерными действиями или бездействием работодателя.
При этом Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в случае нарушения имущественных прав работника.
Соответствующее разъяснение содержится в части 2 статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации, а также в пункте 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».
Размер компенсации морального вреда должен определяться с учетом требований разумности и справедливости, при этом характер нравственных страданий должен оцениваться судом исходя из фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред.
Удовлетворяя требования истца о компенсации морального вреда, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о взыскании с ответчика денежной компенсации морального вреда в размере 3 000 рублей.
Размер указанной компенсации, по мнению судебной коллегии, является достаточным, с учетом установленных судом обстоятельств нарушения трудовых прав истца, оснований для несогласия с решением суда в указанной части судебная коллегия не усматривает.
Доводы апелляционной жалобы истца о том, что трудовой договор заключался на неопределенный срок, судебная коллегия признает несостоятельными, по следующим основаниям.
Доводы апелляционной жалобы истца о том, что суд первой инстанции ошибочно посчитал заключенный работодателем с ним трудовой договор на определенный срок, судебная коллегия также признает несостоятельными, по следующим основаниям.
Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 в соответствии со статьей 59 Трудового кодекса Российской Федерации, срочный трудовой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон, то есть если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя.
Заключенный сторонами срочный трудовой договор содержит указания о характере предстоящей работы, указывает о приеме на работу на определенный срок.
При заключении срочного трудового договора согласие на заключение договора на определенный срок со стороны истца имелось, так как с трудовым договором он был ознакомлен, каких-либо объективных доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что трудовой договор на условиях срочности истец заключал вынужденно, суду не предоставлено. Заключая с работодателем трудовой договор на определенный срок, каких-либо возражений на момент заключения договора истец не выражал.
Данные обстоятельства свидетельствуют о наличии соглашения сторон при заключении имеющегося трудового договора. Подписывая трудовой договор, истец знал о заключении трудового договора на определенный срок, давая согласие на его заключение, также знал о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода. Таким образом, каких-либо оснований полагать, что заключенный между ответчиком и истцом трудовой договор носил бессрочный характер, не имеется.
Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что судом первой инстанции неправильно определен момент истечения срока исковой давности по исковым требованиям относительно неполучения истцом трудовой книжки, судебная коллегия также признает несостоятельными, по следующим основаниям.
В соответствии с частью 1 статьи 392 трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.
Вопрос о соблюдении истцом трехмесячного срока для обращения в суд с иском о разрешении индивидуального трудового спора был предметом исследования суда первой инстанции, правомерно указавшего, что требования работника в рассматриваемом случае заявлены с соблюдением предусмотренного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока для обращения в суд, поскольку нарушение прав работника в данном случае носит длящийся характер.
В связи с тем, что трудовая книжка была получена истцом 20 ноября 2015 года, а в суд он обратился 25 января 2016 года, суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что обращаясь в суд с требованием о взыскании заработной платы за время задержки выдачи трудовой книжки, А. установленный статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации трехмесячный срок не пропущен.
Руководствуясь статьями 327 — 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Левокумского районного суда Ставропольского края от 24 марта 2016 года в части взыскания с ответчика СПК «Левокумье» в пользу истца А. среднего заработка за время вынужденного прогула в размере 14 000 рублей изменить, увеличив взысканный размер до 28000 рублей.
В остальной части это же решение оставить без изменения, апелляционную жалобу истца А. удовлетворить в части, апелляционную жалобу ответчика СПК «Левокумье» оставить без удовлетворения.

Помогла статья?

Получите еще секретный бонус и полный доступ к справочной системе БухЭксперт8 на 14 дней бесплатно

Пароль будет выслан на указанный email

Карточка публикации

Разделы: , , ,
Рубрика:
Объекты / Виды начислений:
Последнее изменение: 03.09.2020
Помогла статья? Оцените её
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Данную публикацию можно обсудить в комментариях ниже.
Обратите внимание! В комментариях наши кураторы не отвечают на вопросы по программам 1С и законодательству.
Задать вопрос нашим специалистам можно по ссылке >>

Добавить комментарий