Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2018 N 09АП-4856/2018

 

 

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 12 марта 2018 г. N 09АП-4856/2018

Дело N А40-179491/17

Резолютивная часть постановления объявлена 05 марта 2018 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 12 марта 2018 года.
Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи И.В. Бекетовой
судей И.А. Чеботаревой, Т.Б. Красновой,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Д.В. Зыкуновой,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ИФНС России N 36 по г. Москве
на решение Арбитражного суда города Москвы от 12.12.2017 по делу N А40-179491/17, принятое судьей О.Ю. Паршуковой (140-2835),
по заявлению ООО «ШК Оптима» (ИНН 7727848251)
к ИФНС России N 36 по г. Москве
о признании недействительным решения,
при участии:
от заявителя: Антоненко В.В. по дов. от 24.03.2017, Коновалова А.В. 12.02.2018;
от ответчика: Амшоков А.Х. по дов. от 28.02.2018, Марченкова В.Ю. по дов. от 31.08.2017, Шигапова А.М. по дов. от 22.01.2018;

установил:

ООО «ШК Оптима» (заявитель, общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы N 36 по г. Москве (заинтересованное лицо, налоговый орган, инспекция, ИФНС России N 36 по г. Москве) от 24.02.2017 N 15/309 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением от 12.12.2017 Арбитражный суд города Москвы заявленные требования ООО «ШК Оптима» удовлетворил частично. Суд признал недействительным Решение от 24.04.2017 N 15/309 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения за исключением привлечения к ответственности согласно статье 123 НК РФ в виде штрафа в сумме 4 160 руб., а также соответствующие суммы пени по НДФЛ в размере 92 руб., а также в части доначисления сумм налога на добавленную стоимость в отношении контрагента ООО «ИДЕАЛ», а также соответствующие им суммы пени и штрафа, вынесенное ИФНС России N 36 по г. Москве в отношении ООО «ШК «ОПТИМА», как не соответствующее ч. II НК РФ.

В остальной части требований о признании недействительным Решение от 24.04.2017 г. N 15/309 в части привлечения к ответственности согласно статье 123 НК РФ в виде штрафа в сумме 4 160 руб., а также соответствующие суммы пени по НДФЛ в размере 92 руб., а также в части доначисления сумм налога на добавленную стоимость в отношении контрагента ООО «ИДЕАЛ», отказал. Также суд взыскал с ИФНС России N 36 по г. Москве в пользу ООО «ШК «ОПТИМА» расходы по уплате государственной пошлины в сумме 3 000 руб.

Не согласившись с решением суда, ИФНС России N 36 по г. Москве обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.
В отзыве на апелляционную жалобу заявитель с доводами апелляционной жалобы не согласился, просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы — отказать.

В судебном заседании представитель заинтересованного лица поддержал доводы апелляционной жалобы, просил отменить решение суда первой инстанции, поскольку считает его незаконным и необоснованным в части, и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме.

Представитель заявителя поддержал решение суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласился по основаниям изложенным в отзыве, считает жалобу необоснованной, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, а в удовлетворении апелляционной жалобы — отказать.

Проверив законность и обоснованность решения в соответствии со ст. ст. 266 и 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд с учетом исследованных доказательств по делу, доводов апелляционной жалобы и отзыва на нее, заслушанного мнения представителей сторон, не усматривает оснований для изменения (отмены) судебного акта, основываясь на следующем.
Как установлено судом и следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 07.11.2014 г. по 11.01.2016 г., по итогам которой составлен Акт проверки N 15/1190 от 28.11.2016 г.

По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки, Акта проверки, а также представленных Обществом возражений, Налоговым органом вынесено Решение от 24.04.2017 г. N 15/309 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (Решение), согласно которому Общество привлечено к ответственности согласно пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс, НК РФ) в виде штрафа в размере 6 302 361 руб., по ст. 123 НК РФ за несвоевременное перечисление налоговым агентом НДФЛ, в виде штрафа в размере 4 160 руб., организации доначислены НДС в размере 14 926 642 руб., налог на прибыль организаций в размере 16 585 161 руб., а также пени в общем размере 4 845 805 руб. 52 коп. (из которых за несвоевременное перечисление НДФЛ — 92 руб.).

Не согласившись с указанным Решением, Общество обратилось с апелляционной жалобой в УФНС России по г. Москве в порядке статьи 101.2 НК РФ. Решением вышестоящего налогового органа от 07.08.2017 г. N 21-19/121035 жалоба Общества была оставлена без удовлетворения, а Решение инспекции утверждено без изменения.

Не согласившись с Решением Инспекции, вступившим в силу, Общество обратилось с заявлением в суд о признании его недействительным в полном объеме.

В соответствии с ч. 1 ст. 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В ст. 13 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным, является, одновременно, как его несоответствие закону или иному нормативно-правовому акту, так, и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан или юридических лиц, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Ввиду изложенного, требование о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, может быть удовлетворено судом при одновременном наличии двух обстоятельств: оспариваемые решение и действия (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту, а также нарушают права и законные интересы заявителя.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции правомерно руководствовался следующим.

Как следует из материалов дела, что Обществом в проверяемом периоде заключены Государственные контракты: от 25.03.2015 г. N 01773100012514000548-0008205-01 с Министерством внутренних дел Российской Федерации и от 11.11.2015 г. N 297 с ФКУ ИК-35 ГУФСИН по Кемеровской области, предметом которых являлось обязательство Общества (Поставщик) осуществить поставку в адрес вышеперечисленных заказчиков вещевого имущества (костюмы демисезонные, полуфабрикаты костюма зимнего).
С целью выполнения принятых на себя обязательств налогоплательщик заключил договоры подряда и договоры поставки с ООО «Эдельвейс», ООО «ФаворитСервис», ООО «Идеал», ООО «ПКФ-Юность».

В ходе проведения контрольных мероприятий в отношении ООО «Эдельвейс» Инспекцией установлено следующее.

ООО «ШК Оптима» (Покупатель) заключило договор поставки от 17.04.2015 г. N 04/04-2015 с ООО «Эдельвейс» (Поставщик). Предметом договора является поставка товара (костюм демисезонный) в количестве 6 001 комплектов.

Договор подписан со стороны ООО «ШК Оптима» генеральным директором Семеновым Ильей Геннадьевичем, со стороны ООО «Эдельвейс» генеральным директором Красноперовым А.С.

Красноперов А.С. на допрос в Инспекцию не явился. При этом установлено, что доходов (иных вознаграждений) от финансово-хозяйственной деятельности Общества Красноперов А.С. не получал.

Также установлено, что ООО «Эдельвейс» зарегистрировано 11.01.2015 г., то есть незадолго до заключения договора с Обществом. Адрес регистрации: 107140, г. Москва пер. Красносельский 1-й, 3, является адресом «массовой» регистрации юридических лиц.

В рамках встречной проверки запрошены документы, подтверждающие взаимоотношения с Заявителем, согласно полученному ответу организация документы не представила.

Анализ данных о движении денежных средств по счетам ООО «Эдельвейс», по мнению Инспекции, показал, что указанная организация не несет расходов, характерных для организаций, осуществляющих реальную финансово-хозяйственную деятельность (выдачу заработной платы, оплату аренды офисов, складских помещений, коммунальных услуг, оплату аренды персонала, транспортных средств и др.), у нее отсутствуют расходы, характерные для швейного производства, расходы, связанные с приобретением товара, поставленного в дальнейшем Обществу. Денежные средства, полученные ООО «Эдельвейс», в дальнейшем перечисляются организациям, не обладающим персоналом и представляющим «нулевую» налоговую отчетность.

На основании изложенного, Инспекцией сделан вывод о том, что ООО «Эдельвейс» не является организацией осуществляющей реальную финансово-хозяйственную деятельность, не имеет основных средств, представленная первичная документация является недостоверной; ООО «Эдельвейс» фактически не поставляло товар в адрес ООО «ШК Оптима».

В отношении ООО «Фаворит Сервис» в ходе проверки Инспекцией установлено следующее:

ООО «ШК Оптима» (Покупатель) заключило договор поставки от 04.06.2015 г. N 07/06 с ООО «ФаворитСервис» (Поставщик). Предметом договора является поставка товара (костюм демисезонный) в количестве 300 комплектов.

Договор подписан со стороны ООО «ШК Оптима» генеральным директором Семеновым Ильей Геннадьевичем, со стороны ООО «ФаворитСервис» генеральным директором Кудрявцевой И.А.

В ходе допроса (приложение 5) Кудрявцева И.А. отрицала свое участие в деятельности ООО «ФаворитСервис».

С 28.08.2015 руководителем ООО «ФаворитСервис» являлся Голубев Евгений Владимирович.

Инспекцией установлено, что ни Кудрявцева И.А., ни Голубев Е.В. не получали доходов в ООО «ФаворитСервис».

Также установлено, что ООО «ФаворитСервис» зарегистрировано 20.03.2015 г., то есть незадолго до заключения договора с Обществом. Адрес регистрации: Нижегородская обл. г Нижний Новгород, ул. Пушкина, 36А, является адресом «массовой» регистрации юридических лиц.

В рамках встречной проверки запрошены документы, подтверждающие взаимоотношения с Заявителем, согласно полученному ответу организация документы не представила.

Анализ данных о движении денежных средств по счетам ООО «ФаворитСервис», по мнению Инспекции, показал, что указанная организация не несет расходов, характерных для организаций, осуществляющих реальную финансово-хозяйственную деятельность (выдачу заработной платы, оплату аренды офисов, складских помещений, коммунальных услуг, оплату аренды персонала, транспортных средств и др.), у нее отсутствуют расходы, характерные для швейного производства, расходы, связанные с приобретением товара, поставленного в дальнейшем Обществу.

Денежные средства, полученные ООО «ФаворитСервис», в дальнейшем перечисляются организациям, не обладающим персоналом и представляющим «нулевую» налоговую отчетность.

На основании изложенного, Инспекцией сделан вывод, о том, что ООО «ФаворитСервис» не является организацией осуществляющей реальную финансово-хозяйственную деятельность, не имеет основных средств, представленная первичная документация является недостоверной; ООО «ФаворитСервис» фактически не поставляло товар в адрес ООО «ШК Оптима».

В отношении ООО «ПКФ-Юность» в ходе проверки Инспекцией установлено следующее:

ООО «ШК Оптима» (Покупатель) заключило договоры поставки от 01.07.2015 г. N 17/07, от 07.07.2015 г. N 19/07 с ООО «ПКФ-Юность» (Поставщик). Предметом договоров является поставка швейных изделий.

Договор подписан со стороны ООО «ШК Оптима» генеральным директором Семеновым Ильей Геннадьевичем, со стороны ООО «ПКФ-Юность» генеральным директором Головченко Л.Ф. С 02.06.2016 руководителем ООО «ПКФ-Юность» является Перков П.

Также установлено, что ООО «ПКФ-Юность» зарегистрировано 18.06.2015 г. Адрес регистрации: 117461, г. Москва, ул. Каховка. 30 помещение I Комната 13, является адресом «массовой» регистрации юридических лиц.

В рамках встречной проверки запрошены документы, подтверждающие взаимоотношения с Заявителем, согласно полученному ответу организация документы не представила.

Анализ данных о движении денежных средств по счетам ООО «ПКФ-Юность», по мнению Инспекции, показал, что указанная организация не несет расходов, характерных для организаций, осуществляющих реальную финансово-хозяйственную деятельность (выдачу заработной платы, оплату аренды офисов, складских помещений, коммунальных услуг, оплату аренды персонала, транспортных средств и др.), у нее отсутствуют расходы, характерные для швейного производства, расходы, связанные с приобретением товара, поставленного в дальнейшем Обществу. Денежные средства, полученные ООО «ПКФ-Юность», в дальнейшем перечисляются организациям, не обладающим персоналом и представляющим «нулевую» налоговую отчетность.

На основании изложенного, Инспекцией сделан вывод, о том, что ООО «ПКФ-Юность» не является организацией осуществляющей реальную финансово-хозяйственную деятельность, не имеет основных средств, представленная первичная документация является недостоверной, ООО «ПКФ-Юность» фактически не поставляло товар в адрес ООО «ШК Оптима».

Налоговый орган в обоснование позиции по спору указал, что Общество в рамках исполнения обязательств по государственным контрактам по поставке товаров закупало соответствующую продукцию у «реальных» поставщиков. В частности, Обществом были заключены договоры поставки товара с ООО «Балтийская мануфактура» от 15.04.2015 03-04-П, ФКУ Исправительная колония N 22 ГУФСИН по Красноярскому краю от 09.06.2015 N 176, ФКУ Исправительная колония N 32 ГУФСИН по Пермскому краю, ООО «Швейное объединение «Оптима».

В подтверждение данных выводов Инспекция сослалась на регистры бухгалтерского учета Заявителя, согласно которым продукция, поставляемая «реальными» поставщиками полностью покрывала обязательства по государственным контрактам; при этом нереализованная продукция у ООО «ШК Оптима» отсутствует.

Налоговый орган в обоснование позиции по спору также указал, что в ходе проведения выездной налоговой проверки Инспекцией была проведена почерковедческая экспертиза подписей руководителей ООО «ПКФ-Юность» Головченко Л.Ф., ООО «Фаворит Сервис» Кудрявцевой Н.А. Согласно заключению эксперта от 31.03.2017 N 084-03/17-ПЭ подписи от имени Кудрявцевой Н.А., Головченко Л.Ф в первичных учетных документах по взаимоотношениям с ООО «ШК Оптима» и в образцах подписи, представленных на исследование, выполнены разными лицами.

Суд, исследовав материалы дела, считает позицию Инспекции в части выводов, касающихся взаимоотношений Общества с контрагентами — ООО «Эдельвейс», ООО «ФаворитСервис» и ООО «ПКФ-Юность» необоснованной и не подлежащей принятию по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях главы 25 НК РФ признается для российских организаций -полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В силу пункта 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в порядке, предусмотренном статьей 166 НК РФ, на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении: 1) товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 НК РФ; 2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Порядок применения налоговых вычетов установлен статьей 172 НК РФ, которая предусматривает, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 этой статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.
Из анализа указанных норм следует, что для применения налоговых вычетов, при условии, что товары (работы, услуги) приобретаются для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ необходимо одновременное соблюдение следующих условий: наличие счета-фактуры с выделенной суммой налога, принятие на учет товаров (работ, услуг), использование приобретенного товара (работ, услуг) в деятельности, облагаемой НДС.

При этом налоговое законодательство исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики (часть 7 статьи 3 НК РФ), в силу которой предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности, налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль организаций, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в представленных им документах, — достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (абзац третий пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Согласно пунктам 5, 6 данного постановления о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.
В соответствии со статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, которые являются первичными учетными документами.
В ходе проведения налоговой проверки документы, подтверждающие наличие расходов, были представлены налоговому органу в полном объеме. Данный факт Налоговым органом не оспаривается.

Доводы Инспекции об обнаружении в бухгалтерской отчетности контрагента расхождений в выручке, отраженной и фактически поступившими суммами, не является признаком получения самим обществом необоснованной налоговой выгоды. Суд в данном случае также учитывает, что приводя указанные доводы в отношении ООО «Эдельвейс» Налоговый орган не поясняет ввиду каких обстоятельств произошло такое расхождение в суммах налогоплательщика и не проверяет, были ли предприняты и какие меры к взысканию недостающих сумм с контрагента. При том, что в рамках налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика.

Согласно п. 2 ст. 102 НК РФ налоговая тайна не подлежит разглашению, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. Не являются налоговой тайной сведения о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения (пп. 3 п. 1 ст. 102 НК РФ).
Вместе с тем, проявление необходимой степени осмотрительности в выборе контрагента не означает, что у налогоплательщика есть право доступа к сведениям, составляющим налоговую и банковскую тайну. Проверка соблюдения контрагентами требований налогового законодательства не только не входит в обязанности налогоплательщика, но и прямо запрещена законом. Сведения о представлении деклараций и уплате налогов, в соответствии со ст. 102 НК РФ, являются налоговой тайной и могут быть разглашены лишь с согласия контрагента.

При этом, Налогоплательщик, проявляя должную осмотрительность, может принять меры только к получению доступных ему сведений. В указанной ситуации налогоплательщик мог убедиться только в том, что его контрагенты включены в ЕГРЮЛ, а также получить у них правоустанавливающие документы. Следовательно, общество не имело возможности удостовериться в добросовестности этих лиц как налогоплательщиков, поскольку любая информация о налоговой отчетности, согласно ст. 102 НК РФ, является налоговой тайной.

Действующим налоговым законодательством не установлено, что непредставление контрагентами налоговой и бухгалтерской отчетности является основанием для отказа налогоплательщику в применении налоговых вычетов по НДС и расходов по налогу на прибыль.
Непредставление контрагентами налоговой отчетности и неуплата налогов в бюджет является основанием для взыскания с них сумм неуплаченных налогов и привлечения к налоговой ответственности.

Налогоплательщик не наделен законом полномочиями по контролю за исполнением его контрагентами обязанностей по представлению в налоговые органы отчетности и уплаты налогов.

Судом установлено, что Налогоплательщик до заключения договоров с поставщиками предпринял меры, направленные на подтверждение добросовестности своих контрагентов, проявив при заключении договоров необходимую степень добросовестности и осмотрительности, получив необходимые в таком случае правоустанавливающие документы.

Согласно разъяснениям Конституционного Суда РФ, изложенным в Определении от 16.10.2003 г. N 329-О, истолкование ст. 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях, допущенных спорным контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика со спорным контрагентом.

В соответствии со ст. 20 НК РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, а именно:

1) одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 процентов. Доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой;

2) одно физическое лицо подчиняется другому физическому лицу по должностному положению;

3) лица состоят в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, а также попечителя и опекаемого.

Суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным вышеуказанной нормой, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

Однако, Налоговым органом не представлено доказательств, свидетельствующих о взаимозависимости налогоплательщика и спорных контрагентов (ООО «Эдельвейс», ООО «ФаворитСервис», ООО «ПКФ-Юность»), а также фактов, подтверждающих, что спорные контрагенты являлись несамостоятельными субъектами и были подконтрольны налогоплательщику, соответственно не представлено доказательств, свидетельствующих о влиянии взаимозависимости участников на результаты сделок.

Учредители Общества не имеют родственных или иных связей с учредителями, либо работниками спорных компаний, не участвуют в уставном капитале данных организаций ни лично, ни посредством принадлежащих им юридических лиц. Доказательств обратного суду не представлено.

Также в ходе проведения проверки по месту нахождения налогоплательщика не было обнаружено учредительных или иных документов, печатей, бланков спорных контрагентов, информационных баз данных, свидетельствующих о ведении бухгалтерского учета за спорных контрагентов силами Общества, не установлен факт направления налоговой отчетности с одного IP адреса Общества и спорных контрагентов, и иных доказательств свидетельствующих об их несамостоятельности и подконтрольности.

На основании вышеизложенного следует, что налоговый орган не представил достаточных допустимых и достоверных доказательств фиктивности документооборота между налогоплательщиком и спорными контрагентами.

Суд также считает, что отсутствие основных средств у поставщиков Общества не является признаком получения им необоснованной налоговой выгоды (проявления недобросовестности), поскольку не свидетельствует о нереальности хозяйственных операций. Контрагенты вправе осуществлять коммерческую деятельность, в том числе и при поставке товаров, как собственными силами, так и с привлечением сторонних организаций.

Исходя из деятельности контрагентов — купля-продажа изделий с целью их дальнейшей перепродажи, наличие основных средств не является обязательным.

Неправильное отражение в бухгалтерской отчетности результатов хозяйственной деятельности контрагентом налогоплательщика, не может служить основанием для выводов о недобросовестности проверяемого налогоплательщика.

Инспекция, констатировав отдельные обстоятельства, не исследовала и не обосновала их в совокупности, каким образом каждое из них в отдельности и все в совокупности они свидетельствуют о недобросовестности налогоплательщика и создания им формального документооборота в целях незаконного обогащения за счет бюджетных средств (особых форм расчетов, транзитного характера движения денежных средств, не оплаты по сделке, направленность действий налогоплательщика на совершение сделки вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, Инспекцией не установлено), в материалах дела отсутствуют.

Согласно представленному Рисунку N 1 в оспариваемом решении налогового органа, связь между ООО «ШК «ОПТИМА» и ООО «Эдельвейс» прослеживается косвенная.

Налоговым органом указывается на отсутствие штата, имущества, активов, технических средств у ООО «Эдельвейс» и ООО «ФаворитСервис». Однако эти факты взяты налоговым органом в базе данных АИС ФЦОД. Само по себе отсутствие указанных данных в базе АИС ФЦОд не может свидетельствовать о недобросовестности контрагентов. В соответствии с пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.
Соответствующих доказательств Налоговым органом суду не представлено.

В рамках дополнительных мероприятий налогового контроля, налоговым органом установлено, что учредителем ООО «ФаворитСервис» с момента регистрации и по настоящее время является Кудрявцева Н.А.

Это же лицо являлось руководителем Общества в период с 20.03.2015 г. по 27.08.2015 г. Налоговым органом в качестве доказательств недобросовестности Общества, приводится Протокол допроса Кудрявцевой Н.А. от 23.06.2016 г. N 276, взятый из базы АИС ФЦОД «Допросы и осмотры». При этом, этот допрос проведен в рамках другой налоговой проверки не имеющей отношение к рассматриваемой. Анализ указанного допроса позволяет сделать вывод, что Кудрявцева Н.А. не помнит/не имеет понятия о взаимоотношениях ООО «ФаворитСервис» с неким обществом «Компанией АВТОБРИГ».

Довод налогового органа позволяет сделать вывод, что указанный протокол является универсальным доказательством во всех проверках, связанных с ООО «ФаворитСервис». Однако, подобный подход налогового органа к рассмотрению вопроса о добросовестности налогоплательщика является недопустимым.

Как указано выше, одним из оснований для вынесения оспариваемого Решения, являются результаты проведенной в ходе проверки экспертизы. Экспертом ООО «Криминалистическое экспертное гражданское бюро» Ларюхиным Е.Л. составлено заключение эксперта N 084-03/17-ПЭ от 31.03.2017 г. Согласно экспертному заключению установлено, что подписи от имени Головченко Л.Ф. и их изображения, расположенные в оригинале товарной накладной N 421 от 31.12.2015 г., копии товарной накладной N 2 от 17.07.2015 г., копии товарной накладной N 5 от 12.08.2015 г., оригинале товарной накладной N 13 от 11.09.2015 г., оригинале товарной накладной N 27 от 02.12.2015 г., копии счета-фактуры N 1 от 01.07.2015 г., оригинале счета-фактуры N 4 от 04.08.2015 г., копии счета-фактуры N 15 от 15.09.2015 г., копии счета-фактуры N 21 от 08.10.2015 г., копии счета-фактуры N 27 от 02.12.2015 г., выставленных ООО «ПКФ-Юность», выполнены не Головченко Л.Ф., а другим лицом; подпись от имени Кудрявцевой Н.А., расположенная в оригинале товарной накладной N 93 от 10.06.2015 г., выполненной ООО «ФаворитСервис», выполнена не Кудрявцевой Н.А., а другим лицом.

Вместе с тем, судом установлено, что заключение эксперта (почерковедческая экспертиза) N 084-03/17-ПЭ от 31 марта 2017 г. не соответствует требованиям закона, в частности требованиям Постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», ст. ст. 71, 75 АПК РФ.

В соответствии с судебно-почерковедческой экспертизой малообъемных почерковых объектов (Методическое пособие для экспертов), для решения судебно-почерковедческих задач представляются три вида образов почерка и подписи:

Свободные образцы, выполненные предполагаемым исполнителем до совершения преступления и не в связи с ним. К таким образцам относятся: заявление о приеме на работу, объяснение, записи в личном листке по учету кадров, личная переписка и т.д. При выполнении этих документов лицо не только не знало, но и не могло предполагать, что они могут быть в дальнейшем использованы в качестве образцов почерка.
Экспериментальные образцы, выполненные проверяемым лицом специально для экспертного исследования.

Условно-свободные образцы, выполненные после возбуждения дела, но не специально для экспертизы (например, объяснение по делу, собственноручно написанные показания и другие документы).

Следовательно, фактически экспертом не могли исследоваться свободные и экспериментальное образцы почерка ввиду того, что проверяющими не были получены такие образцы.

Таким образом, эксперт не только не придерживался методических пособий для экспертов (Судебно-почерковедческая экспертиза малообъемных почерковых объектов (Методическое пособие для экспертов), но и сообщал сведения, которые могут оказаться заведомо ложными.
Эксперт не использовал достаточное количество образцов.
Достаточное количество образцов — это такой их объем, который обеспечил бы возможность полного и всестороннего сопоставления всех признаков, содержащихся в исследуемом тексте, подписи.

В соответствии с общей частью судебно-почерковедческой экспертизы:

количество свободных образцов почерка должно быть не менее чем в 10 — 15 различных документах;
количество условно-свободных образцов почерка зависит от количества проведенных процессуальных действий, также не менее чем в 10 — 15 различных документах;

количество экспериментальных образцов почерка отбираются в количестве не менее 12 листов; подписи — не менее 30 — 40 (на отдельных листах по 5 — 6 подписей на каждом).

Так как в качестве свободного образца подписи эксперту представлены копии подписи, выполненной в товарных накладных или заявлениях контрагентов Общества, суд считает, что было получено недостаточное количество свободных образцов, а экспериментальных, как указано выше, не было получено вовсе. Следовательно, проведенная экспертиза не соответствует также и принципу достаточного количества исследуемых образцов.

Такая экспертиза, проведенная Налоговым органом, не может приниматься в качестве допустимого и достоверного доказательства, что подтверждается и судебной практикой (решение Арбитражного суда г. Москвы от 16.11.2015 г., постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2016 г. по делу N А40-71125/15, Определение Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 г. N 305-КГ16-10399).

Таким образом, поскольку первичные документы со стороны указанных контрагентов подписаны лицами, значащимися по данным ЕГРЮЛ генеральным директором, доказательств, свидетельствующих о том, что Обществу было известно о предоставлении данными контрагентами недостоверных либо противоречивых сведений налоговым органом не представлено, поскольку все обязательства контрагентами выполнены и претензии по данному факту со стороны Общества отсутствуют, расходы по налогу прибыль и вычеты по НДС с этими контрагентами являются обоснованными и правомерно приняты к учету в силу ст. ст. 169, 171, 172 и 252 НК РФ.

Как указано выше, в своем Решении налоговый орган исследует хозяйственные операции третьих лиц, из чего делает вывод о недобросовестности проверяемого налогоплательщика. В то же время налоговое, а также гражданское законодательство, не обязывает налогоплательщиков исследовать своих контрагентов посредством анализа их взаимоотношений с контрагентами третьего и последующих звеньев.

При заключении Договоров поставки от 01.07.2015 г. N 17/07, и от 07.07.2015 г. N 19/07 с ООО «ПКФ-Юность» (ИНН 7727186463), в целях проявления осмотрительности и осторожности, а также для подтверждения реальной хозяйственной деятельности указанного контрагента, Обществом были запрошены и получены и в последующем представлены проверяющим следующие документы: Свидетельство о постановке на учет в налоговом органе 18.06.2015 г., Свидетельство о государственной регистрации юридического лица 18.06.2015 г., Приказ N 1 от 23.05.2016 г.; Приказ N 2 от 23.05.2016 г., Решение N 1 от 02.06.2015 г., Решение N 2 от 23.05.2016 г., Список участников 18.06.2015 г., Уведомление о регистрации юр. лица в территориальном органе Пенсионного фонда РФ 23.06.2015 г., Уведомление от Территориального органа Федеральной службы государственной статики по г. Москве 23.06.2015 г., Устав от 02.06.2015 г.

В этой связи, доводы налогового органа об отсутствии реальной хозяйственно-финансовой деятельности Общество не может признать правомерными, так как указанные выше документы свидетельствуют об обратном.

Как указывалось выше, согласно п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если инспекция докажет, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом (в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом). Однако в Постановлении Пленума ВАС РФ не указано, каким образом можно доказать, что налогоплательщик действовал с должной осмотрительностью и осторожностью.

Налоговый орган ссылается на наличие недостатков в заполнении товарно-транспортных накладных, и на этом основании приходит к выводу о нереальности сделок. Вместе с тем, в гл. 25 НК РФ не установлено, что к учету не могут быть приняты первичные документы с нарушением порядка оформления. Определяющим является тот факт, что приобретенные товары (работы, услуги) используются в производственной деятельности и поставлены на учет. Именно это имеет решающее значение для налогового учета и формирования базы по налогу на прибыль.

В ходе дополнительных мероприятий налогового контроля, налоговый орган проанализировал бухгалтерскую отчетность ООО «ПКФ-Юность», в результате чего были сделаны выводы проверяющим органом об отсутствии активов, необходимых для ведения деятельности. Налоговый орган указывает, что выручка в размере 96 442 000,00 руб. не соответствует размеру фактически поступивших денежных средств за период с 07.05.2015 г. по 31.12.2015 г. При этом не указана конкретная сумма расхождений.

Представленные в материалы налоговой проверки «сведения из книги покупок об операциях», позволяют проследить фактическую хозяйственную деятельность ООО «ПКФ-Юность». К примеру, в указанных «сведениях» зафиксированы обороты с такими контрагентами как ФКУ «Исправительная колония N 32 Главного Управления Федеральной Службы Исполнения наказаний по Пермскому краю, также ООО «ТД Комус», ООО «Брянский камвольный комбинат», ООО «Деловые линии» и иные, то есть достаточно крупные контрагенты, которые никак не могли участвовать в притворных сделках, в целях получения необоснованной налоговый выгоды ООО «ПКФ-Юность». Доказательств обратного суду не представлено.

В ходе мероприятий налогового контроля, стр. 79 Решения, налоговым органом выявлено, что ООО «ШК «ОПТИМА» перечисляло денежные средства в адрес ООО «Консул» (ИНН 7816009120) за транспортные услуги, ООО «Даймекс» за доставку отправлений, ООО «Промсервис» (ИНН 7802859488) за транспортно-экспедиционные услуги. Указанные обстоятельства также свидетельствует о реальности хозяйственных сделок, что противоречит выводам налогового органа, изложенным ранее в Решении.

Налоговый орган указывает на нарушение требований Закона «О бухгалтерском учете», в связи с тем, что товарные накладные составлены и заполнены не по форме, установленной Постановлением Госкомстата от 25.12.1998 N 132. При этом налоговый орган указывает на обстоятельства никак не связанные с заполнением товарно-транспортных накладных, а именно на отсутствие обращения за услугой по внесению в Реестр действующих пропусков, предоставляющих право на въезд и передвижение грузового автотранспорта в г. Москва. Указанный вывод следует из ответа ГКУ ЦОДД г. Москвы.
В связи с отсутствие информации в Реестре действующих пропусков ГКУ ЦОДД по г. Москва, налоговый орган исключает транспортные расходы проверяемого общества.

Довод налогового органа о подписании документов неуполномоченными лицами и на этом основании непринятие расходов общества не соответствует правовым нормам, а именно ст. 183 ГК РФ, согласно которой, «при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку».

Конституционный Суд РФ в Определении от 16.10.2003 г. N 329-О разъяснил, что истолкование ст. 57 Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности.
Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающие на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством, (Постановление ФАС Московского округа от 11.08.2009 N КА-А40/7718-09 по делу N А40-91886/08-35-427).

Как указано в Письме ФНС России от 23.03.2017 г. N ЕД-5-9/547@ «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды», установление факта подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание, и наличие у них полномочий руководителя не является безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной.

В Письме от 12.05.2017 г. N АС-4-2/8872, указано, что при оценке налоговых рисков, которые могут быть связаны с характером взаимоотношений с некоторыми контрагентами, ФНС России рекомендует исследовать следующие признаки: отсутствие информации о государственной регистрации контрагента в ЕГРЮЛ (можно узнать на официальном сайте ФНС России); контрагент зарегистрирован по адресу «массовой» регистрации; отсутствие информации о фактическом местонахождении контрагента, а также о местонахождении его складских и (или) производственных и торговых площадей и т.д.

Федеральным законом от 01.05.2016 N 134-ФЗ «О внесении изменений в статью 102 части первой Налогового кодекса Российской Федерации» был снят режим налоговой тайны с части сведений, имеющихся в распоряжении налоговых органов. Со дня вступления в силу указанного Закона — с 01.06.2016 не являются налоговой тайной следующие сведения: о среднесписочной численности работников; об уплаченных организацией суммах налогов и сборов; о нарушениях законодательства о налогах и сборах, в том числе о суммах недоимки и задолженности по пеням, штрафам при их наличии; о суммах доходов и расходов по данным бухгалтерской (финансовой) отчетности. Указанные сведения должны быть размещены до 01.07.2017 в форме открытых данных на официальном сайте ФНС России, что предоставит налогоплательщикам дополнительную возможность оценить риски при выборе контрагента. Однако, в период взаимоотношений налогоплательщика с контрагентами, данные изменения не действовали.

Противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность товародвижения от изготовителя к налогоплательщику, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, равно как и факты неисполнения соответствующими участниками сделок (поставщиками первого, второго и более дальних звеньев по отношению к налогоплательщику) обязанности по уплате налогов сами по себе не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров, (Определение N 306-КГ16-10230).
Разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений презюмируется законом (п. 2 ст. 10 ГК РФ). Действия налогоплательщика предполагаются экономически оправданными, если иное не доказано налоговым органом.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Как указано в Определение N 306-КГ6-10230 «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1(2017)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.02.2017 г.), при заключении договора общество исходит из сведений о возможности и способе поставки, сообщенных уполномоченными представителями третьих лиц, привлеченных к хозяйственной операции компанией. В связи с этим у общества отсутствуют основания для сомнений в том, что исполнение заключенного договора будет осуществляться компанией. Цена поставки соответствовала рыночному уровню, что при отсутствии иных доказательств позволяет сделать вывод о вступлении общества в отношения с контрагентами на обычных условиях.
При этом налоговый орган привел только доказательства движения денежных средств по счетам компании и ее контрагентов последующих звеньев, не установив признаки сопричастности общества к получению необоснованной налоговой выгоды.

Как указано в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 25.08.2016 N Ф09-7988/16 по делу N А60-50249/2015, налогоплательщики не должны и не вправе заниматься контролем за деятельностью других лиц. Аналогичные выводы содержатся и в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 21.10.2015 N Ф05-14543/2015 по делу N А40-136933/14.

Кроме того, суд учитывает, что налоговый орган признал правоту налогоплательщика в части расходов в рамках взаимоотношений с ООО «Рус-Андро», ООО «ОПТИМА», хотя изначально не признавал по тем же критериям, что и расходы по остальным контрагентам. Этот факт также свидетельствует, что налогоплательщик заключал сделки предъявляя абсолютно равные требования к своим контрагентам, основываясь изначально на их добросовестности.
С учетом правовых позиций, сформулированных в постановлении Пленума N 53 и Определении Конституционного Суда РФ N 329-О от 16.10.2003 г., налогоплательщик не несет ответственности за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Во время проверки налоговый орган не представил доказательств аффилированности общества и его контрагентов, согласованности их действий, направленных на уклонение от налогообложения. При этом налоговое законодательство не ставит право налогоплательщика, например, на налоговые вычеты по НДС в зависимость от невозможности проведения налоговой проверки поставщиков его поставщиков или неуплаты ими налогов в бюджет. Согласно постановлению Пленума N 53 налогоплательщик обязан проявить должную осмотрительность и осторожность при выборе своих контрагентов. Проявление такой же осмотрительности в отношении контрагентов своего контрагента со стороны налогоплательщика невозможно, поскольку он не знает указанных лиц и лишен какой-либо возможности осуществить их проверку.

Как разъяснил Верховный Суд Российской Федерации (определение Верховного Суда РФ от 10.11.2016 N 306-КГ16-10230 по делу N А65-23671/2015), оценивая доводы налогового органа и налогоплательщика, касающиеся проявления должной осмотрительности, необходимо иметь в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении выбора контрагента субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2010 N 15658/09).

Следовательно, опровергая проявление должной осмотрительности, налоговый орган вправе приводить аргументы о том, что налогоплательщик исходил лишь из коммерческой привлекательности сделки и не придавал значения добропорядочности контрагентов, а также доказывать, что налогоплательщик должен был знать о допускаемых контрагентами нарушениях.

Соответствующих доказательств Налоговый орган суду не представил.

Что касается недобросовестных контрагентов 2-го и 3-го звена, то суд учитывает, что у Общества отсутствует обязанность при заключении сделки проверять контрагентов своих поставщиков. Проявив меры должной осмотрительности, Общество удостоверилось в добросовестности своего контрагента. Возможности и обязанности проверять контрагентов 2-ого и 3-его звена у Общества отсутствуют.

Согласно позиции Конституционного суда, выраженной в Определении от 16.10.2003 г. N 329-О, налоговое законодательство не возлагает на налогоплательщика обязанность по проверке деятельности его контрагентов, которые являются самостоятельными налогоплательщиками и несут в случае недобросовестного исполнения налоговых обязательств налоговую ответственность. Тем более, общество не может нести ответственность за всю цепочку контрагентов и контролировать налоговую добросовестность поставщиков 2-го, 3-го звена.

Согласно письму ФНС России от 23.03.2017 г. N ЕД-5-9/547@ при отсутствии доказательств подконтрольности спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику налоговым органам необходимо исследовать и доказывать недобросовестность действий самого налогоплательщика по выбору контрагента и обстоятельств, свидетельствующих о невыполнении соответствующей хозяйственной операции контрагентом налогоплательщика (по первому звену). В этом случае налоговыми органами в качестве самостоятельного основания для возложения негативных последствий на налогоплательщика не могут приводиться признаки недобросовестности контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков.

Соответственно, претензии инспекции к контрагентам спорных контрагентов на правомерность применения Обществом налоговой выгоды влиять не могут.

То обстоятельство, что по мнению налогового органа, у спорных контрагентов нет собственных кадровых и производственных ресурсов, само по себе не свидетельствует о фиктивном характере операций, поскольку при отсутствии таких мощностей существует возможность их привлечения от сторонних организаций. Следовательно, данный довод налогового органа в отсутствие иных доказательств не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (постановление ФАС Московского округа от 30.04.2013 по делу N А40-70042/12-90-381, постановление Арбитражного суда Центрального округа от 22.04.2016 N Ф10-506/2016 по делу N А09-6289/2015, Определением ВАС РФ от 23.12.2011 N ВАС-16776/11).

Отсутствие или незначительная численность работников у участников сделки само по себе не является признаком получения необоснованной налоговой выгоды (недобросовестности), поскольку деятельность организаций не может ставиться в зависимость от наличия или отсутствия достаточного количества сотрудников, поскольку действующее законодательство не обязывает организацию иметь собственные основные средства и соответствующий штат работников при осуществлении хозяйственной деятельности (определение Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 N 305-КГ16-10399 по делу N А40-71125/2015).

Общество не знало и не могло знать об отсутствии необходимого количества персонала или помещений у спорных контрагентов, и налоговый орган не представил доказательств такой осведомленности.

На основании вышеизложенного суд считает, что доказательств проявления ненадлежащей осмотрительности и осторожности при выборе контрагента, а также осведомленности Общества о нарушениях со стороны спорных контрагентов налогового, трудового или иного законодательства Российской Федерации, в материалы дела Инспекцией не представлено.

В соответствии со ст. 173.1 Уголовного кодекса Российской Федерации образование (создание, реорганизация) юридического лица через подставных лиц, а также представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, данных, повлекшее внесение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о подставных лицах, является преступным деянием, за которое предусмотрена уголовная ответственность. Под подставными лицами в статье 173.1 УК РФ понимаются лица, которые являются учредителями (участниками) юридического лица или органами управления юридического лица и путем введения в заблуждение либо без ведома которых были внесены данные о них в единый государственный реестр юридических лиц, а также лица, которые являются органами управления юридического лица, у которых отсутствует цель управления юридическим лицом.

Счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав сумм НДС к налоговому вычету.

Пунктом 6 ст. 169 НК РФ установлено, что счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом по организации или доверенностью от имени организации-налогоплательщика.

Если счет-фактура составлен с нарушением порядка, установленного п. 6 ст. 169 НК РФ, он не может служить основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к налоговому вычету (п. 2 ст. 169 НК РФ).

Подписание счета-фактуры ненадлежащим лицом является нарушением требований, установленных п. 6 ст. 169 НК РФ.
Исходя из этого, налоговый орган вправе не принимать налоговые вычеты по НДС, заявленные налогоплательщиком по такому счету-фактуре.
Вместе с тем, в соответствии с п. 1 постановления Пленума N 53 налоговый орган должен доказать, что сведения, содержащиеся в счете-фактуре, действительно недостоверны. При этом налоговый орган должен также представить доказательства того, что покупателю было или должно было быть известно о том, что счет-фактура подписан ненадлежащим лицом. В отсутствие таких доказательств, принимая во внимание реальность совершенных хозяйственных операций, налоговый орган не вправе отказывать налогоплательщику в принятии налоговых вычетов по таким счетам-фактурам. Согласно выпискам из ЕГРЮЛ (информации из ЕГРЮЛ), полученным обществом от своих контрагентов перед заключением договоров на поставку материалов, лица, от имени которых были подписаны документы, на момент заключения таких договоров числились учредителями и руководителями этих контрагентов.

У общества отсутствовали объективные основания полагать, что счета-фактуры подписаны неустановленными лицами, поскольку все обязательства перед ним по поставке материалов поставщиками были полностью исполнены.

Каких-либо доказательств согласованности действий налогоплательщика с контрагентами с целью получения обществом необоснованной налоговый выгоды налоговый орган в суд не представил.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 N 18162/09 по делу N А11-1066/2009 суд пришел к выводу, что инспекцией не было установлено ни одного из обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности общества. Следовательно, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве их руководителей, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной. В постановлении имеется ссылка на то, что содержащееся в нем толкование судебных норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении иных аналогичных дел.

В п. 1 постановления Пленума N 53 указано, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом, Общество документально подтвердило, что им действительно приобретались материалы и комплектующие, из которых впоследствии была изготовлена конечная продукция, реализованная потребителям, и от продажи которой обществом была получена прибыль.

При проведении проверки налоговый орган не установил, что первичные документы, представленные обществом, содержат недостоверные или противоречивые сведении. Вместе с тем общество в проверяемом периоде несло затраты, связанные с приобретением товаров, которые оно учитывало в расходах при исчислении и уплате в бюджет налога на прибыль.

Указанные расходы полностью отвечают критериям, установленным в ст. 252 НК РФ, то есть являются экономически обоснованными и документально подтвержденными, поскольку связаны с предпринимательской деятельностью общества и направлены на получение дохода от реализации готовой продукции или перепродажи приобретенной.

НК РФ не содержит положений, предоставляющих налоговому органу при осуществлении им контрольных функций в сфере налогов и сборов право проверять экономическую целесообразность, рациональность и эффективность заключаемых хозяйствующими субъектами сделок.

Из толкования ст. 252 НК РФ следует, что экономическая оправданность понесенных расходов для конкретного налогоплательщика определяется:
направленностью расходов на получение дохода (а не фактическим получением доходов в конкретном налоговом периоде); обусловленностью расходов экономической деятельностью налогоплательщика; целесообразностью размера понесенных расходов.

Как указано в Определениях Конституционного Суда РФ от 04.06.2007 N 320-О-П, 366-О-П налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (ч. 1 ст. 8 Конституции РФ) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. Аналогичные положения содержатся в п. 9 постановления Пленума N 53, а также в Постановлении Президиума ВАС РФ от 09.12.2008 г. N 9520/08.

При этом, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определениях КС РФ от 04.06.2007 N 320-О-П, N 366-О-П, нормы п. 1 ст. 252 НК РФ не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

В этой связи, каких-либо претензий к правильности подтверждения (определения) произведенных обществом расходов, связанных с получением доходов, Налоговым органом не заявлено.

В соответствии с правовой позицией постановления Пленума N 53, обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее конечном результате (п. 9 постановления Пленума N 53).

Вместе с тем, обоснованность получения налоговой выгоды, как отмечается в названном постановлении, не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. Следовательно, нормы, содержащиеся в абз. втором и третьем п. 1 ст. 252 НК РФ, не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли; причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

Коммерческие организации самостоятельно и по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности. В полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, а не вменение им доходов, исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического результата с меньшими затратами.

Обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

Каких-либо доказательств того, что спорные расходы осуществлены не в целях реальной предпринимательской или иной экономической деятельности общества, а равно доказательств того, что отношения между обществом и его контрагентами позволили заявителю получить необоснованную налоговую выгоду, налоговым органом не представлено.

Вопрос обоснованности и экономической оправданности расходов неоднократно был предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ.

В своих Определениях от 16.12.2008 N 1072-О-О, от 04.06.2007 N 320-О-П и от 04.06.2007 N 366-О-П суд разъяснил основные моменты, связанные с толкованием этих понятий и применением норм ст. 252 НК РФ:

Расходы являются оправданными и экономически обоснованными, если они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. При этом имеет значение лишь цель и направленность такой деятельности, а не сам результат (абз. 7, 8 п. 2 Определения N 1072-О-О, абз. 3, 4 п. 3 Определения N 320-О-П, абз. 3, 4 п. 3 Определения N 366-О-П).

Экономическая оправданность расходов не может оцениваться исходя из их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата (абз. 9 п. 2 Определения N 1072-О-О, абз. 5 п. 3 Определения N 320-О-П, абз. 5 п. 3 Определения 366-О-П).

Целесообразность, рациональность, эффективность финансово-хозяйственной деятельности вправе оценивать лишь налогоплательщик единолично, поскольку он осуществляет деятельность самостоятельно и на свой риск.

Так, исходя из принципа свободы предпринимательской деятельности, суды не призваны проверять экономическую целесообразность принимаемых налогоплательщиком решений в сфере бизнеса (абз. 9, 10 п. 2 Определения N 1072-О-О, абз. 5, 6 п. 3 Определения N 320-О-П, абз. 5, 6 п. 3 Определения N 366-О-П, Определение ВАС РФ от 12.08.2008 N 9783/08).

Все произведенные организацией расходы изначально предполагаются обоснованными.

Доказать их необоснованность должны именно налоговые органы (абз. 11, 13 п. 2 Определения N 1072-О-О, абз. 7, 9 п. 3 Определения N 320-О-П, абз. 7, 9 п. 3 Определения N 366-О-П).

Таким образом, при налогообложении прибыли и уплате в бюджет налога на прибыль, расходы, понесенные налогоплательщиком, должны быть документально подтверждены либо самим налогоплательщиком, либо определены налоговым органом на основании под. п. 1 ст. 31 НК РФ.

В противном случае, налоговый орган будет облагать налогом не прибыль, полученную налогоплательщиком, а доход, что не соответствует положениям главы 25 НК РФ.

Налоговым органом в ходе проверки сделан вывод об отсутствии реальности хозяйственных операций между обществом и поставщиками, поскольку руководители поставщиков отказались от участия в их деятельности.

В свою очередь, как отметил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 14.07.2003 г. N 12-П формальный подход недопустим при осуществлении контроля за исполнением законодательства о налогах и сборах. В случаях, когда суды и другие правоприменители, включая налоговые органы при рассмотрении дела, не исследуют по существу фактические обстоятельства, ограничиваясь только установлением формальных условий применения нормы закона, конституционные права лица оказывается существенно ущемленными. Недопустимым является формальный подход налогового органа к решению вопроса об условиях реализации налогоплательщиком своих прав, закрепленных в Налоговом кодексе Российской Федерации.

Кроме того, в определениях от 16.11.2006 года N 467-О от 21.04.2011 г. N 499-О-О Конституционный Суд РФ указал, что при разрешении споров о праве на налоговый вычет арбитражные суды не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств.

Таким образом, в силу правовых позиций Конституционного суда РФ и ст. 252 НК РФ, и. 4 ст. 89 и п. 3 ст. 101 НК РФ перед тем, как сделать вывод о нереальности конкретных операций налогоплательщика, налоговый орган должен исследовать все документы, имеющие отношение к таким операциям, и которые могут подтвердить или опровергнуть предположение об их нереальности.

Судом установлено, что согласно договора поставки продукции N 07/06 от 04.06.2015 г. ООО «ФаворитСервис» обязуется поставить товар (костюм демисезонный для сотрудников ОВД) в количестве 300 шт. на сумму 1 110 000 руб. При этом, договор поставки предполагает поставку товара, а не его производство, изготовление. Оплата за данный товар произведена двумя платежами (555 000 руб. п/п N 116 от 15.06.2015 г. и 555 000 руб. п/п N 17447 от 20.07.2015 г.). Данное обстоятельство подтверждается также представленной налоговым органом банковской выпиской в строках б/н за соответствующую дату (т. 4 л.д. 44, 57).

Кроме того, анализ представленной налоговым органом банковской выписки опровергает не только его доводы относительно оплаты вышеуказанного товара, но и невозможности выполнения договора, отсутствия расходов на содержание офиса и т.д. В частности, из данной выписки следует, что непосредственно после заключения договора с ООО «ШК Оптима» 04.06.2015 г., а также до его заключения ООО «ФаворитСервис» производило платежи: аренда офиса и складского помещения за июль 2015 г. (т. 4 л.д. 41), оплата за комплектующие, за оборудование, оплата за пленку, мешки по договору, оплата за канцтовары, НДФЛ (т. 4 л.д. 47), транспортно-экспедиционные услуги, оплата транспортировка грузов, и т.д.

Приобретение пленки и мешков (ООО Компания «Экопак») напрямую связано с упаковкой и подготовкой продукции к транспортировке (что подтверждается, например, Актом N 502 на прием ценностей от 29.09.2015 г., Актом приемки товара N 6/44 от 06.07.2015 г. по Государственный контракт от 25.03.2015 г.

N 0173100012514000548-0008205-01). Транспортные услуги, транспортно-экспедиционные услуги непосредственно связаны с поставкой продукции (при отсутствии своего транспорта). Закупка канцтоваров, оплата аренды офиса и складских помещений за июль — август 2015 г. свидетельствует о наличии помещений для складирования продукции и офиса для работы. При таких обстоятельствах, отсутствие официальной оплаты по заработной плате может свидетельствовать о нарушении со стороны ООО «ФаворитСервис» трудового законодательства, но никак не препятствует найму работников для выполнения определенной работы.

Как указано, Налоговый орган в обоснование позиции по спору указывает, что генеральный директор ООО «Эдельвейс» Красноперов А.С. не явился на допрос, вознаграждений от деятельности не получал, документы согласно сопроводительному письму N 64433/25 от 17.08.2016 г. не представил; ООО «Эдельвейс» не несет расходов характерных для организаций, осуществляющих реальную финансово-хозяйственную деятельность; у него отсутствуют расходы, характерные для швейного производства; отсутствуют расходы, связанные с приобретением товара, поставленного Обществу; представленная первичная документация является недостоверной; ООО «Эдельвейс» фактически не поставляло товар Обществу, а Общество не платило за данный товар (л.д. 57).

В качестве обоснования своих доводов налоговый орган представил в отношении ООО «Эдельвейс» копию сопроводительного письма N 64433/25 от 17.08.2016 г. и копию выписки неизвестного банка по неизвестным счетам на 2-х листах (л.д. 32 — 34).

По мнению налогового органа это в полном объеме обосновывает вышеуказанные доводы.

Между тем, согласно копии сопроводительного письма N 64433/25 от 17.08.2016 г. ИФНС N 8 по г. Москве сообщает ИФНС N 36 по г. Москве, что выставлено требование и при поступлении документов будет сообщено дополнительно, но при этом проверяющим направлены актуальная налоговая и бухгалтерская отчетность организации, учетные данные и сведения о банковских счетах организации. Однако, указанные документы в материалы дела не представлены.

Налогоплательщиком суду представлена информация о платежах между Обществом и ООО «Эдельвейс» (т. 1 л.д. 53, оборот 53), из которой судом установлено, что Общество производило в адрес ООО «Эдельвейс» по Договору N 04/04-2015 от 17.04.2015 г. оплату 3-мя платежами за готовые швейные изделия: п/п N 79 от 02.06.2015 г. на сумму 9 146 138,07 руб.; п/п N 91 от 04.06.2015 г. на сумму 8 552 471,04 руб.; п/п N 97 от 05.06.2015 г. на сумму 6 000 000,00 руб.

Как следует из п/п оплата произведена на счет N 40702810200000083539 (ВТБ 24). Данная информация соответствует информации налогового органа, полученной в рамках проверки (л.д. 55).

Обществом представлена товарная накладная N 5 от 03.04.2015 г. о поставке 6001 комплекта на сумму 23 698 609,11 руб., счет-фактура N 5 от 03.04.2015 г.
Кроме того, Обществом в целях подтверждения осмотрительности и осторожности данный контрагент проверен на сайте nalog.ru, получены документы от ООО «Эдельвейс» (свидетельство о государственной регистрации, приказ N 1 от 11.01.2015 г. о назначении на должность руководителя ООО «Эдельвейс», Решение учредителя от 02.12.2014 г., приказ N 2 от 11.01.2015 г. о возложении обязанностей главного бухгалтера ООО «Эдельвейс», уведомление территориального органа Федеральной службы государственной статистики по г. Москве, список участников ООО «Эдельвейс», лист записи ЕГРЮЛ по состоянию на 11.01.2015 г.).

При этом, по состоянию на 17.01.2017 г. согласно выписки из ЕГРЮЛ ничего не изменилось, а согласно выписки операций по расчету с бюджетом ООО «Эдельвейс» в период исполнения сделки 2 — 3 кв. 2015 г. производил расчеты по НДС.

Согласно разделу 9 (книги продаж) декларации по НДС за 2 кв. 2015 г. ООО «Эдельвейс» отразило реализацию в адрес Общества в полном объеме с которого исчислило НДС 18% (т. 2 л.д. 56) и по данному разделу НДС исчисленный уплате у бюджет составил сумму 14556455 руб.

Суд учитывает, что в разделе 8 (книга покупок) декларации по НДС за 2 кв. 2015 г. размер вычетов составил 14 531 469 руб. В результате разница составила сумму 24 986 руб. Эта сумма подлежала уплате в бюджет, отражена в выписке по расчету с бюджетом и оплачена. Доказательств обратного суду не представлено.

Данная декларация по НДС прошла камеральную проверку программой АСК НДС 2, которая сравнивает книгу продаж продавцов со счетами фактурами, которые покупатели включают в раздел 8 (книги покупок) в своих декларациях (при наличии расхождений требуется пояснения и подачи уточненной налоговой декларации за соответствующий период).

Сам по себе большой вычет не является не ошибка и не противоречие НК РФ. Ссылка проверяющих на данные бухгалтерского баланса для вывода об отсутствии основных средств несостоятельна, поскольку бухгалтерский баланс отражает наличие имущества на начало и конец года и представляется налоговому органу 1 раз в год.

Как указано выше, Налоговый орган считает, что ООО «ПКФ-Юность» не осуществлял финансово-хозяйственной деятельности, оплата за товар не производилась, отсутствуют собственные средства для оплаты приобретенного имущества, не имел основных средств, операции по выплате заработной платы отсутствуют, страховые взносы в Пенсионный фонд не перечислял, среднесписочная численность работников 1 человек, отсутствуют расходы сопутствующие реальной предпринимательской деятельности (л.д. 69 — 70).

При этом, сопроводительным письмом N 20-09/71238 от 23.08.2016 г. (т. 4 л.д. 116) сообщается, что ООО «ПКФ-Юность» предоставила отчетность за 12 месяцев 2015 г. (на момент исполнения договоров), за 6 месяцев 2016 г., декларацию по НДС («не нулевую») за 2 кв. 2016 г. — с учетом постановки на налоговый учет 18.05.2015 г.

Как следует из отзыва и оспариваемого решения налоговый орган признает наличие договоров поставки между ООО «ШК Оптима» и ООО «ПКФ-Юность». Договор поставки N 17/07 от 01.07.2015 г. (оплата производится согласно спецификациям на 14805000 руб., 4825600 руб., 73620225,30 руб., 118550 руб. — всего 93 369 375 руб.) и договор поставки N 19/07 от 07.07.2015 г. (цена определяется согласно товарных накладных и счетах-фактурах на общую сумму 7 499 920,56 руб.). При этом, договор поставки предполагает поставку товара, а не работы, связанные с его изготовлением. Оплата за данный товар произведена платежами, указанными в представленной налоговым органом банковской выписке в строках б/н за соответствующую дату.
Кроме того, анализ представленной налоговым органом банковской выписки опровергает не только его доводы относительно оплаты вышеуказанного товара, но и невозможности выполнения договора, отсутствия расходов по заработной плате, перечислений в Пенсионный фонд и т.д. В частности, из данной выписки следует, что после заключения договоров с ООО «ШК Оптима» 01.07.2015 г. ООО «ПКФ-Юность» получало по вышеуказанным договорам оплату (от ООО «ШК Оптима») и производило платежи иным контрагентам: выплата з/п Головченко, НДФЛ за август, налог на прибыль за 3-й кв. 2015 г., аванс налога на прибыль за окт. 2015 г., Оплата за пошив ООО «НАТАЛИ», Оплата за изделия из меха ООО «Техресурс» ф-л Пятигорск и др.
Учитывая исследование налоговым органом «контрагентов 2-го звена» — ООО «Параллель, ООО «ТВХ-Трейд», ООО «Рим», ООО «Домострой», ООО «СибОпт» (лист 20 оспариваемого решения) не были учтены отношения с ООО «НАТАЛИ», ООО «Техресурс» (ф-л Пятигорск), которые также изготавливали и поставляли изделия. Причем, если ООО «НАТАЛИ» осуществляло пошив, то ООО «Техресурс» (ф-л Пятигорск) предоставляло изделия из меха ООО «ПКФ-Юность» — что, в свою очередь, соответствует товарным накладным между Истцом и ООО «ПКФ-Юность» (N 2 от 17.07.2015 г., N 28 от 07.12.2015 г.).

Кроме того, как следует из выписки — регулярно выплачивалась зарплата, налоги (в т.ч. НДФЛ, пенсионные взносы), оплачивался товар по вышеуказанным договорам. Более того, 24.12.2015 г. произведен возврат аванса в размере 10 864 084,8 руб., что явно не соответствует действиям компании, не предполагающей исполнять договор.

Налоговый орган в оспариваемом решении (т. 2 л.д. 69) установил, что в бухгалтерской отчетности формы «Отчет о финансовых результатах» ООО «ПКФ-Юность» отражена выручка в размере 96 442 000 руб. Данное обстоятельство, по мнению налогового органа, не соответствует выручке поступившей за период с 07.05.2015 г. по 31.12.2015 г. Однако, обоснованность выводов Инспекции что в данной сумме не отражены перечисленные ООО «ШК Оптима» денежные средства, не подтверждена.
Налоговый орган в подтверждение позиции по спору приводит перечень всех автомашин, которые осуществляли доставку товара по государственному контракту (т. 2 л.д. 80 — 81). Однако, согласно акта приемки товара N 612 от 06.05.2015 г. к Государственному контракту N 0173100012514000548-0008205-01 от 25.03.2015 г., акта приемки товара N 642 от 15.06.2015 г. к Государственному контракту N 01731000125 14000548-0008205-01 от 25.03.2015 г., указана а/м МАН N Н 541 ВВ-50, о которой в оспариваемом решении не упоминается. Соответственно, налоговым органом не исследованы все обстоятельства дела.

Доводы относительно необходимости пропусков на автомашины для передвижения по г. Москве опровергаются разнарядкой к Государственному контракту N 0173100012514000548-0008205-01 от 25.03.201 5 г., которой определены адреса грузополучателей не только г. Москва, но и г. Санкт-Петербург, г. Ростов-на-Дону, г. Ессентуки, г. Краснодар, г. Моздок, г. Самара, г. Екатеринбург, г. Новосибирск, г. Иркутск, г. Хабаровск (т. 4 л.д. 16), а согласно отгрузочной разнарядке к Государственному контракту N 297 от 11.11.2015 г. грузополучатель находится в г. Марьинск Кемеровской области (т. 4 л.д. 29).

Таким образом, пропуски по г. Москве для основного количества поставок не требовалось.

Налоговый орган анализируя контрагентов 2-го звена приводит в качестве аргументов расчеты согласно банковским выпискам ООО «Параллель», ООО «ТВХ-Трейд», ООО «РИМ», ООО «Домострой», ООО «СибОпт» (т. 2 л.д. 20). Между тем, данные доводы Инспекции противоречивы.

Налоговый орган указывает, что ООО «ПКФ-Юность» перечислила ООО «РИМ» 4 076 233 руб. за ткань и швейную фурнитуру, а далее денежные средства были перечислены: ООО «Фортис» (за резину), ООО «Профи» (за ремонт и обслуживание машин), ООО «Меридиан» (за брус), ООО «Авентис» (за мастику).
Однако, налоговый орган не указывает, что денежные средства ООО «ПКФ-Юность» перечислены 05.11.2015 г. по договору N 16/07 от 16.07.2015 г. (данный договор не анализировался), а выписка заканчивается 01.12.201 5 г., т.е. анализируется период менее месяца с момента оплаты, что не позволяет в полной мере проследить дальнейшее использование денежных средств.

Между тем, 06.11.2015 г. денежные средства перечислялись также и ООО «Обувьторгрегионы» (за костюмы и жилет).

Налоговый орган указывает, что ООО «ПКФ-Юность» перечислила ООО «СибОпт» 6 951 871 руб. за текстильные изделия, а далее денежные средства были перечислены: ООО «Новация» (за цветочную продукцию), ИП Морозов Александр Николаевич (за строительные материалы), ИП Макунин Александр Анатольевич (за строительные материалы), ИП Некрасов Александр Алексеевич (за строительные материалы), ИП Смирнов Андрей Дмитриевич (за строительные материалы), ИП Лукин Сергеи Васильевич (за строительные материалы), ИП Сахаров Игорь Анатольевич (за строительные материалы).
При этом, согласно банковский выписке ООО «ПКФ-Юность» перечислило ООО «СибОпт» денежные средства 26.01.2016 г., а выписка представлена с 29.12.2015 г. по 31.01.2016 г. Иными словами, данная выписка не позволяет отследить использование денежных средств, но даже в ней имеется оплата ООО «СибОпт» 18.01.2016 г., ООО «Сфера» (доплата за материалы и выполненные работы по счету N 007 от 18.01.2016 г.).

Налоговый орган указывает, что ООО «ПКФ-Юность» перечислила ООО «Параллель» 17 294 106 руб. за готовые швейные изделия, а далее денежные средства были перечислены: ИП Урсегов Максим Александрович (за демонтаж стен складского помещения), ИП Мильчаков Антон Андреевич (за оформление и установку рекламы на общественном транспорте), ООО «Стройтех» (за керамогранит). ООО «Медиалайф» (за рекламные услуги), ООО «Регстрой» (за товар), ООО «Алые паруса» (оплата по договору процентного займа), ИП Голованова Галина Николаевна (за ремонт квартир), ООО «Блинов» (за строительные материалы), ИП Лукин Сергей Васильевич (за строительные материалы) и др.

Платеж ООО «ПКФ-Юность» произведен 26.10.2015 г., банковская выписка заканчивается 01.12.2015 г., т.е. после оплаты охватывается период чуть больше месяца. Данный период слишком мал чтобы можно было утверждать, что в последующем ООО «Параллель» не совершала платежей за готовые швейные изделия. Но даже представленная налоговым органом банковская выписка позволяет выделить такие неоднозначные платежи как: 12.11.2015 г. ИП Дындарь Игорь Геннадьевич ООО «Фирма Транспортное Агентство», ИП «Черевинский Руслан Борисович», (за транспортные услуги). 24.11.2015 г., 18.11.2015 г., 30.10.2015 г., 06.11.2015 г., 02.11.2015 г., 03.11.2015 г., 28.10.2015 г., 27.10.2015 г., 26.10.2015 г., 21.10.2015 г., 20.10.2015 г., 14.10.2015 г., 13.10.2015 г. ООО «Регстрой» (оплата за товар по счету), 09.11.2015 г. ИП Ершова (оплата по договору «21/54 от 04.11.2015 г.), 08.10.2015 г. ИП Казанцев Артем Анатольевич (оплата по договору N 26/15 от 06.10.2015 г.), 09.10.2015 г. ООО «Принт Медиа» (оплата за пленку по счету), 13.10.2015 г. ИП Петров Александр Николаевич (оплата по договору), 09.10.2015 г., 13.10.2015 г., 16.10.2015 г., 21.10.2015 г. ООО «Обувьторг регионы» (за костюмы, ботинки по счету, за куртки), 27.10.2015 г. ИП Титаренко (транспортные услуги), 27.10.2015 г., 28.10.2015 г. ООО «Монолит» (упаковочные материалы), 01.09.2015 г., 07.09.2015 г., 15.09.2015 г., 16.09.2015 г., 23.09.2015 г., ООО «Олимпторг» (за товар по договору N 10/09 от 01.09.2015 г.), 07.10.2015 г. НДС за 3-й кв. 2015 г., 22.09.2015 г. НДС за выдачу чековой книжки. Комиссия за выдачу чековой книжки, выдача наличных, 27.10.2015 г. АО «Комбинат упаковочных решений» (за пленку полипропиленовую).

Налоговый орган указывает, что ООО «ПКФ-Юность» перечислило ООО «Домстрой» 9 177 588 руб. за ткань и швейную фурнитуру, а далее денежные средства были перечислены: ООО «Румер» (за строительные материалы), ИП Киселев Иван Евгеньевич (за строительные материалы), ИП Морозов Александр Николаевич (за строительные материалы), ИП Гайнутдинов Рустам Рашитович (за отделочные работы), ООО «Стройтех» (за керамогранит, клей), ООО «Алые паруса» (оплата по договору процентного займа).

Платеж ООО «ПКФ-Юность» произведен 17.11.2015 г., банковская выписка заканчивается 03.12.2015 г., т.е. после оплаты охватывается период полмесяца. Данный период слишком мал чтобы можно было утверждать, что в последующем ООО «Домстрой» не совершало платежей за готовые швейные изделия. При этом, платежу совершенному ООО «ПКФ-Юность» 17.11.2015 г. банком присвоен порядковый N 515, а платежам о которых говорит налоговый орган более ранний: ООО «Румер» (п/п N 509), ИП Киселев Иван Евгеньевич (п/п N 510), ИП Морозов Александр Николаевич (п/п N 511.512), ООО «Алые паруса» (п/п N 504-508). Иными словами, эти операции совершены до зачисления денежных средств от ООО «ПКФ-Юность».
В оспариваемом решении налоговый орган указывает, что выписка по расчетному счету ООО «ТВХ-Трейд» из ПАО Сбербанк якобы не получена (т. 2 л.д. 23). На самом деле выписка получена.

В то же время, согласно данной выписке, несмотря на выводы налогового органа, ООО «ТВХ-Трейд» осуществляло расчеты с лицами за транспортные услуги.

В частности, согласно выписки банка ПАО Сбербанк: 23.09.15 произведена оплата за автомобиль по счету N 276 от 22.09.2015 г. в адрес ОАО «Ставрополь-Лада», 22.10.15 — оплата за автомобиль по счету N Я7883, N Я7880, N Я7979 от 14.10.2015, в адрес ОАО «Юг-Авто», 09.11.15 — оплата за автомобиль по счету N Я8531, N Я8525, N Я8527, N Я8526, N Я8528, N Я8529, N Я8530 от 04.11.2015 г. в адрес ООО «Юг-Авто» и др.

На основании изложенного, учитывая установленные обстоятельства дела, суд считает позицию Инспекции в отношении правомерности применения налоговых вычетов по НДС и принятия в расходы по налогу на прибыль затрат по взаимоотношениям Общества с ООО «Эдельвейс», ООО «ФаворитСервис» и ООО «ПКФ-Юность» не подлежащей принятию, как не соответствующей требованиям налогового законодательства и не подтвержденной надлежащими доказательствами.

В письме ФНС России от 23.03.2017 г. N ЕД-5-9/547@ Федеральная налоговая служба обращает внимание на необходимость при осуществлении мероприятий налогового контроля для подтверждения факта получения проверяемым налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды руководствоваться следующим.

Согласно анализу вынесенных в 2016 году решений по результатам налоговых проверок, а также принятых решений по жалобам налогоплательщиков и результатов судебного обжалования данных решений в ряде случаев в целях подтверждения фактов получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды сбор доказательственной базы осуществляется налоговыми органами формально.

Налоговые органы, не оспаривая реальность осуществления хозяйственной операции с контрагентом, подтвержденной первичными документами, ограничиваются выводами о недостоверности таких документов, основанными только на допросах руководителей контрагентов, заявивших о своей непричастности к деятельности организаций, или на результатах почерковедческих экспертиз.

Налоговым органам следует исходить из того, что об умышленных действиях налогоплательщика, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды путем совершения операции с проблемным контрагентом или путем создания формального документооборота с использованием цепочки контрагентов, могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности, в том числе на основании взаимозависимости спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику, обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников сделки (сделок), а также (или) доказательства нереальности хозяйственной операции (операций) по поставке товаров (выполнению работ, оказанию услуг).

При отсутствии доказательств подконтрольности спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику налоговым органам необходимо исследовать и доказывать недобросовестность действий самого налогоплательщика по выбору контрагента и обстоятельств, свидетельствующих о невыполнении соответствующей хозяйственной операции контрагентом налогоплательщика (по первому звену). В этом случае налоговыми органами в качестве самостоятельного основания для возложения негативных последствий на налогоплательщика не могут приводиться признаки недобросовестности контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков.

Данный вывод следует из пункта 31 Обзора судебной практики Верховного суда Российской Федерации N 1(2017), утвержденного Президиумом Верховного суда Российской Федерации 16.02.2017, в котором указано, что факт неисполнения поставщиком обязанности по уплате налогов сам по себе не может являться основанием для возложения негативных последствий на налогоплательщика, проявившего должную осмотрительность при выборе контрагента, при условии реального исполнения заключенной сделки.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая аналогичные споры, сделала общий вывод о том, что противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность движения товара от изготовителя к налогоплательщику, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, равно как и факты неисполнения соответствующими участниками сделок (поставщиками первого, второго и других звеньев по отношению к налогоплательщику) обязанности по уплате налогов сами по себе не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров. Такие выводы содержатся в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 N 305-КГ16-10399 по делу N А40-71125/2015 (ООО «Центррегионуголь», от 6 февраля 2017 г. N 305-КГ16-14921 по делу N А40-120736/2015 (ПАО «СИТИ»).

С учетом изложенного, Федеральная налоговая служба отмечает, что установление по результатам налоговой проверки факта подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя, путем проведения допросов и почерковедческих экспертиз не является безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной.

Налоговым органам особое внимание необходимо уделять оценке достаточности и разумности принятых налогоплательщиком мер по проверке контрагента.

В целях оценки действий налогоплательщика необходимо оценивать обоснованность выбора контрагента проверяемым налогоплательщиком, исследовать вопросы, отличался ли выбор контрагента от условий делового оборота или установленной самим налогоплательщиком практики осуществления выбора контрагентов, каким образом оценивались условия сделки и их коммерческая привлекательность, деловая репутация, платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта, заключались ли налогоплательщиком сделки преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств.

Налоговым органам необходимо обращать внимание на следующее: отсутствие личных контактов руководства (уполномоченных должностных лиц) компании — поставщика (подрядчика) и руководства (уполномоченных должностных лиц) компании покупателя (заказчика) при обсуждении условий поставок, а также при подписании договоров; отсутствие документального подтверждения полномочий руководителя компании — контрагента, копий документа, удостоверяющего его личность; отсутствие информации о фактическом местонахождении контрагента, а также о местонахождении складских и (или) производственных и (или) торговых площадей; отсутствие информации о способе получения сведений о контрагенте (отсутствуют реклама в средствах массовой информации, рекомендации партнеров или других лиц, сайт контрагента и т.п. При этом следует принимать во внимание наличие доступной информации о других участниках рынка (в том числе производителях) идентичных (аналогичных) товаров (работ, услуг), в том числе предлагающих свои товары (работы, услуги) по более низким ценам; отсутствие у налогоплательщика информации о государственной регистрации контрагента в ЕГРЮЛ; отсутствие у налогоплательщика информации о наличии у контрагента необходимой лицензии, если сделка заключается в рамках лицензируемой деятельности, а равно — свидетельства о допуске к определенному виду или видам работ, выданного саморегулируемой организацией.
Необходимо запрашивать у налогоплательщика документы и информацию относительно действий налогоплательщика при осуществлении выбора контрагента: документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинга и отбор контрагента; источник информации о контрагенте (сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента); результаты мониторинга рынка соответствующих товаров (работ, услуг), изучения и оценки потенциальных контрагентов; документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента (закрепленный порядок контроля за отбором и оценкой рисков, порядок проведения тендера и др.); деловую переписку.

В делах о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды мероприятия налогового контроля должны проводиться в рамках предпроверочного анализа, камеральных и выездных налоговых проверок. Налоговым органом в акте налоговой проверки должны быть отражены все доказательства, свидетельствующие о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Руководствуясь разъяснениями ФНС России, следует сделать вывод, что выездная налоговая проверка в отношении Общества в рассматриваемой части была проведена формально. В качестве основных доказательств наличия события и состава налогового правонарушения были приведены именно те аргументы, которые согласно вышеизложенному письму ФНС России, свидетельствуют о необоснованности выводов о наличии незаконной налоговой выгоды.

На основании изложенного, принимая во внимание, что в процессе рассмотрения настоящего дела судом установлено, что Решение от 24.04.2017 г. N 15/309, вынесенное заинтересованным лицом, не соответствует закону (или иному нормативному правовому акту), и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, суд считает требования заявителя подлежащими удовлетворению в части взаимоотношений Общества с ООО «Эдельвейс», ООО «ФаворитСервис» и ООО «ПКФ-Юность».

В отношении контрагента ООО «Идеал» в ходе налоговой проверки установлены следующие обстоятельства.

В ответ на сопроводительное письмо от 15.05.2016 N 15″33/030126@, ИФНС России N 27 по г. Москве представила следующую информацию и документы в отношении налогоплательщика ООО «Идеал»: организация состоит на налоговом учете, в инспекции с 11.01.2011, т.е. с момента образования; адрес: 117628, г. Москва, ул. Грина, д. 42, открытые и закрытые банковские счета: АО АКБ ТАЗСТРОЙБАНК» — 40702810700000001236. Представлены следующие документы: налоговые декларации по НДС за 1 — 4 кв. 2014, декларацию по прибыли за 2014 год, декларацию по прибыли за 9 мес. 2015 года, Единая упрощенная декларация за 6 мес. 2015, Бухгалтерская отчетность за 2014 год, учетные и иные данные.

При анализе представленных документов установлено следующее: ООО «Нотис» ИНН/КПП 7422023947/772801001 за подписью генерального директора Кашицына Д.Е. направил в адрес ООО «Идеал» гарантийное письмо N б/н от 20.12.2010 года, где ООО «Нотис» (Адресодатель) обязуется заключить с ООО «Идеал» договор аренды на помещение расположенное по адресу: 117628, г. Москва, ул. Грина, д. 42 площадью 3. кв. м, помещение для размещения офиса фирмы. Данное помещение, якобы на основании свидетельства о государственной регистрации права N 77 АБ 366081 от 10.02.2004 года принадлежит ООО «Нотис».

В результате проведенного анализа федеральных информационных ресурсов в отношении ООО «Нотис» установлено следующее.

Общество создано 09.07.1999 года, 2 октября 2001 года Общество поставлено на учет в ИФНС России N 28 по г. Москве. Среднесписочная численность организации — нулевая. Адрес регистрации Общества 117342, г. Москва, ул. Введенского, 13, является адресом массовой регистрации. По данному адресу зарегистрировано 62 организации. Руководителем Общества с 24.11.2004 по 21.07.2014 являлся Кашицын Дмитрий Евгеньевич (ИНН 77290297658). Кашицын Дмитрий Евгеньевич являлся массовым учредителем и, руководителем в 344 организациях.
21.07.2014 ООО «Нотис» прекратило деятельность в связи с исключением из ЕГРЮЛ на основании п. 2 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ.

Также, в базе данных АИС ФЦОД отсутствуют сведения о зарегистрированных транспортных средствах и имуществе у организации.
Вышеназванное гарантийное письмо (N б/н от 20.12.2010 года) Кашицын Дмитрий Евгеньевич (генеральный директор ООО «Нотис») не мог подписать, в связи со смертью данного физического лица 22.05.2010 года.

Направлен запрос о представлении выписки по операциям на счетах ООО «Нотис», а именно: БАНК ГШ (АО) N 19255 от 23.03.2017. Получен ответ N 13677 от 24.03.2017.

При анализе банковской выписки установлено, что по расчетному счету N: 40702810900000009319, открытому в БАНК ГПБ (АО), за период с 01.01.2011 по 31.12.2014 движение денежных средств отсутствовало.

Согласно полученной информации от ИФНС России N 27 по г. Москве, у ООО «Идеал» был открыт единственный счет в АО АКБ ТАЗСТРОЙБАНК» — 40702810700000001236.

В ходе анализа банковской выписки по расчетному счету N 40702810700000001236 установлено, что платежи по договору аренды помещения у ООО «Идеал» отсутствуют. Также, отсутствует расходы, свидетельствующие о реальном осуществлении финансово-хозяйственной деятельности юридического лица (выдачи заработной платы, оплаты аренды офисов, складских помещений, оплаты коммунальных услуг, аренды персонала, транспортных средств и др.).

В ходе выездной налоговой проверки и проведенных дополнительных мероприятии налогового контроля установлено следующее.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 15.12.2014 ООО «Идеал» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Неволина Евгения Васильевна, о чем опубликованы сведения в газете «Коммерсант» N 237 от 27.12.2014 года.

21.08.2015 между ООО «Швейная компания «ОПТИМА» «Покупатель» и ООО «Идеал» «Продавец» заключен договор купли-продажи имущества от N 1. Договор со стороны ООО «Идеал» был подписан конкурсным управляющим Неволиной Е.В., в том числе все первичные документы (товарные накладные, счета-фактуры и т.д.).

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. При этом пунктом 2 данной статьи определен перечень операций, не признаваемых объектами налогообложения налогом на добавленную стоимость.

Так, в соответствии с подпунктом 15 пункта 2 статьи 146 НК РФ (в редакции Федерального закона от 24 ноября 2014 г. N 366-ФЗ), вступившим в силу с 1 января 2015 года, операции по реализаций имущества и (или) имущественных прав должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами), не признаются объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость.

На основании пункта 3 статьи 38 НК РФ товаром в целях налогообложения признается любое имущество, реализуемое либо предназначенное для реализации. В связи с этим, начиная с 1 января 2015 года, реализация имущества, в том числе изготовленного в ходе текущей производственной деятельности организаций-должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами), объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость не является.

Согласно пункту 3 статьи 169 НК РФ налогоплательщики налога на добавленную стоимость обязаны составлять счета-фактуры при совершении операций, признаваемых объектом налогообложения в соответствии с главой 21 «Налог на добавленную стоимость» НК РФ (за исключением операций, не подлежащих налогообложению (освобождаемых от налогообложения) в соответствии со статьей 149 Кодекса).

Таким образом, обязанность по составлению счетов-фактур при осуществлении операций, не являющихся объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость, в том числе операций по реализации имущества должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами), Кодексом не установлена. В связи с этим при реализации такого имущества счета-фактуры продавцами не составляются.

Учитывая изложенное, налог на добавленную стоимость, указанный в счетах-фактурах, выставленных при реализации имущества должников, признанных банкротами, к вычету у покупателя этого имущества не принимается.

Указанная позиция согласуется с позицией Минфина России, отраженной в письмах от 30.09.2015 N 03-07-14/55736, от 23.03.2015 N 03-07-14/15666, N 03-07-11/15899, N 03-07-14/15901, от 20.03.2015 N 03-07-11/15436.

Также, ФНС России до нижестоящих налоговых органов доведено письмо от 22.04.2015 N ГД-4-3/6915@ «О порядке заполнения налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость» о нижеследующем.

Федеральная налоговая служба в связи с изменениями, внесенными в пункт 2 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации Федеральным законом от 24.11.2014 N 366-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», сообщила следующее.

Пунктом 2 статьи 1 Федерального закона N 366-ФЗ пункт 2 статьи 146 Кодекса дополнен подпунктом 15, согласно которому не признаются объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость операции по реализации имущества и (или) имущественных прав должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами).

На основании пункта 5 статьи 9 указанного Федерального закона N 366-ФЗ подпункт 15 пункта 2 статьи 146 Кодекса вступил в силу с 01.01.2015.

Согласно разделу XII Приложения N 2 к приказу ФНС России от 29.10.2014 N ММВ-7-3/558@ «Об утверждении формы налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость, порядка ее заполнения, а также формата представления налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость в электронной форме» операции, не признаваемые объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость, подлежат отражению в разделе 7 налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость.

При этом, в графе 1 раздела 7 декларации отражаются коды операций в соответствии с приложением N 1 к порядку заполнения декларации.

Вместе с тем, коды операций, указанные в разделе I «Операции, не признаваемые объектом налогообложения» приложения N 1 к порядку заполнения декларации, не предусматривают кода, соответствующего подпункту 15 пункта 2 статьи 146 Кодекса.

В этой связи, до внесения соответствующих изменений в приложение N 1 к порядку, заполнения декларации налогоплательщики вправе в разделе 7 декларации отразить операции, предусмотренные в подпункте 15 пункта 2 статьи 146 Кодекса, под кодом 1010823.

Одновременно указано, что не является нарушением использование налогоплательщиками кода 1010800 до момента официального установления кода 1010823 для указанных операций.

В ходе анализа представленных документов по сопроводительному письму от 15.05.2016 N 15-33/030126@ установлено, что Общество (ООО «Идеал») не представило в налоговую инспекцию по месту учета, налоговую декларацию по НДС за 3 кв. 2015 года с отражением в разделе 7 операции, не признаваемые объектом налогообложения (предусмотренные подпунктом 15 пункта 2 статьи 146 Кодекса), под кодом 1010823.

Также суд учитывает, что «входной» налог по товарам, используемым в ходе текущей производственной деятельности для изготовления имущества, операции по реализации которого не признаются объектом налогообложения на основании пп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ, к вычету не принимается, а учитывается в стоимости таких товаров, работ, услуг (Письма Минфина России от 23.03.2015 N 03-07-14/15666, N 03-07-11/15899, N 03-07-14/15901).
Если «входной» НДС принят к вычету при приобретении и эксплуатации имущества, реализованного в ходе проведения процедуры конкурсного производства, налог нужно восстановить:

— по товарам, МПЗ — в полной сумме;
— по основным средствам — в сумме, пропорциональной остаточной (балансовой) стоимости без учета переоценки.
Абзацем 4 пп. 2 п. 3 ст. 170 НК РФ определено, что восстановление сумм налога производится в том налоговом периоде, в котором товары, в том числе объекты ОС и НМА, имущественные права были переданы или начинают использоваться налогоплательщиком для осуществления операций, указанных в п. 2 ст. 170 НК РФ,

Таким образом, суммы налога по товарам, в том числе основным. средствам, ранее правомерно принятые к вычету организацией, признанной в соответствии с законодательством РФ несостоятельной (банкротом), подлежат восстановлению в том налоговом периоде, в котором они начали использоваться для осуществления операций, не признаваемых объектом налогообложения.

На основании вышеизложенного, при анализе налоговых декларации по НДС за 1 — 4 кв. 2014 года, установлено, что Общество (ООО «Идеал») суммы налога, принятые к вычету не были восстановлены.

Таким образом, проверкой установлено, что Налогоплательщиком формально составлен необходимый пакет документов с целью создания видимости осуществления реальной сделки.

В ходе проверки установлено, что основная часть денежных средств, поступивший на счет ООО «Идеал» от ООО «Клен» ИНН 4205258103 (возврат задатка по итогом торгов по акту от 18.08.2015 N б/н в размере 13 337 141 руб.), далее было перечислено в адрес ООО «Лорет» ИНН 7727804007 за погашение реестра требований кредиторов по делу N А40-83092/14 в размере 12 577 604 руб. Учредителем ООО «Лорет» с 22.04.2013 по настоящее время является Киселев Андрей Юрьевич ИНН 614211477071. Также, Киселев Андрей Юрьевич с 02.06.2013 года по настоящее время является учредителем ООО «ОПТИМА» ИНН 7725535454. По адресу 117418, г. Москва, ул. Новочеремушкинская, д. 63/2 зарегистрированы следующие организации — ООО «ШК «ОПТИМА» (с 07.11.2014 по 20.12.2015), ООО «ОПТИМА» (с 10.01.2017 по н/в).

Согласно справкам по форме 2-НДФЛ, сотрудниками ООО «Идеал» являлись: Вербицкая Инга Михайловна (772410301506) 2012 — 2013 года, Елизарова Ольга Владимировна (772371833705) 2012 — 2014 года, Семенова Ирина Николаевна (772973499825) 2012 — 2013 года, Чернышова Марина Васильевна (332500336137) 2012 — 2013 года, которые в свою очередь в 2015 году получали доход в ООО «ШК «ОПТИМА». Таким образом, сотрудники ООО «Идеал» в 2015 году фактически переведены в штат проверяемого налогоплательщика.

На основании изложенного, исследовав обстоятельства дела в совокупности и взаимной связи, согласно требованиям ст. 71 АПК РФ, суд считает выводы Инспекции в отношении взаимоотношений Общества и его контрагента ООО «Идеал» обоснованными, решение Налогового органа в указанной части законным, а требования Общества не подлежащими удовлетворению.

Суд также считает не подлежащим удовлетворению требование Общества о признании недействительным Решения в части привлечения Налогоплательщика к ответственности согласно ст. 123 НК РФ в виде штрафа в размере 4 160 руб., а также о доначислении Обществу пени по НДФЛ в размере 92 руб., поскольку материалами проверки подтверждается факт нарушения Обществом обязательств, доказательств, опровергающих выводы Инспекции Налогоплательщиком суду не представлено.

Суд в данном случае также учитывает, что вопрос о правомерности доначисления указанных сумм был исследован УФНС России по г. Москве при рассмотрении апелляционной жалобы Налогоплательщика, несмотря на отсутствие соответствующих доводов в жалобе Налогоплательщика.

Выводы суда первой инстанции соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным по делу и имеющимся в деле доказательствам.

Доводы апелляционной жалобы, проверены судом апелляционной инстанции в полном объеме и подлежат отклонению, поскольку не опровергают законности принятого по делу судебного акта. Все документы и обстоятельства спора были приняты во внимание судом первой инстанции, что нашло подтверждение в ходе проверки и повторного рассмотрения дела судом апелляционной инстанции.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции полагает, что суд первой инстанции принял законное и обоснованное решение, полно и правильно установил обстоятельства дела, применил нормы материального права, подлежащие применению, и не допустил нарушения процессуального закона, в связи с чем, оснований для отмены или изменения судебного акта не имеется.

Нарушений норм процессуального права, предусмотренных ч. 4 ст. 270 АПК РФ, влекущих безусловную отмену судебного акта, коллегией не установлено.
Руководствуясь ст. ст. 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 12.12.2017 по делу N А40-179491/17 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Арбитражном суде Московского округа.

Председательствующий судья
И.В.БЕКЕТОВА

Судьи
Т.Б.КРАСНОВА
И.А.ЧЕБОТАРЕВА

 

 

Пожалуйста, оцените публикацию:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Карточка публикации

Разделы: , , ,
Рубрика:
Объекты / Виды начислений:
Последнее изменение: 17.05.2018
Данную публикацию можно обсудить в комментариях ниже.
Обратите внимание! В комментариях наши кураторы не отвечают на вопросы по программам 1С.
Задать вопрос нашим специалистам можно по ссылке >>

Добавить комментарий