Постановление АС МО от 05.06.2020 N Ф05-7113/2020 по делу N А40-109189/2019

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 5 июня 2020 г. по делу N А40-109189/2019

Резолютивная часть постановления объявлена 01 июня 2020 года.
Полный текст постановления изготовлен 05 июня 2020 года.
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.
судей Анциферовой О.В., Каменской О.В.
при участии в заседании:
от заявителя — АО «ГИПРОЗДРАВ» — Лекарова Е.А., доверенность от 23.01.2020;
от ответчиков — ИФНС России N 18 по г. Москве — Чеснов Д.Э., доверенность от 12.05.2020; Давыдов Р.Х., доверенность от 03.02.2020;
УФНС России по г. Москве — Давыдов Р.Х., доверенность от 14.01.2020,
рассмотрев 01 июня 2020 года в судебном заседании кассационную жалобу ИФНС России N 18 по г. Москве
на решение Арбитражного суда города Москвы от 30 октября 2019 года
на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 февраля 2020 года
по заявлению АО «ГИПРОЗДРАВ»
к ИФНС России N 18 по г. Москве, УФНС России по г. Москве
о признании недействительными решений

установил:

Акционерное общество «ГИПРОЗДРАВ» — научно-проектный центр по объектам здравоохранения и отдыха» (далее по тексту также — АО «ГИПРОЗДРАВ», Общество, налогоплательщик, заявитель) предъявило заявление (с учетом частичного отказа от заявленных требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принятого судом) в арбитражный суд к Инспекции Федеральной налоговой службы N 18 по г. Москве (далее по тексту также — ИФНС России N 18 по г. Москве, Инспекция, налоговый орган, ответчик) о признании недействительным решения от 29 октября 2018 года N 638 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 67.284.933 руб. и налога на добавленную стоимость (НДС) в размере 70.239.972 руб., начисления пени в размере 58.967.063 руб. и штрафа в размере 1.395.326 руб.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 30 октября 2019 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 февраля 2020 года, заявление удовлетворено частично; признано недействительным решение ИФНС России N 18 по г. Москве от 29 октября 2018 года N 638 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, вынесенное в отношении АО «ГИПРОЗДРАВ», за исключением доначисления НДС, а также соответствующих сумм пени и штрафа по акту выполненных работ от 25.06.2013 N 1 — ООО «ИКБ Проект»; в остальной части в удовлетворении заявления отказано.
Не согласившись с принятыми по делу судебными актами в части удовлетворения заявленных требований, ответчик — ИФНС России N 18 по г. Москве обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда города Москвы от 30 октября 2019 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 февраля 2020 года отменить в части удовлетворения заявленных требований и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления в полном объеме.
Как указывает заявитель кассационной жалобы, выводы судов первой и апелляционной инстанций не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, а также сделаны при неправильном применении норм права.
В судебном заседании арбитражного суда кассационной инстанции ответчик — ИФНС России N 18 по г. Москве, а также УФНС России по г. Москве в лице своих представителей настаивали на удовлетворении кассационной жалобы по основаниям, в ней изложенным.
В судебном заседании суда кассационной инстанции заявитель — АО «ГИПРОЗДРАВ» в лице своего представителя возражал относительно удовлетворения кассационной жалобы по основаниям, изложенным в отзыве.
В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения обжалуемых решения, постановления судов первой и апелляционной инстанций ввиду следующего.
Как следует из материалов дела и установлено судами, налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка Общества за 2013-2015 годы по результатам которой принято решение от 29.10.2018 N 638.
Основанием к принятию оспариваемого решения послужили выводы налогового органа о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды в виде включения в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, и применения налоговых вычетов по НДС за 2013-2015 годы по сделкам с контрагентами ООО «ИКБ Проект», ООО «СтройБизнесПроект», ООО «ЭлитСтройПлюс». Налоговым органом проведен анализ документов, а также мероприятия налогового контроля в отношении данных контрагентов, в результате которых по мнению налогового органа установлен факт невозможности выполнения указанными контрагентами работ по заключенным договорам.
Как указала инспекция, организации по заявленному адресу регистрации не находятся, не располагают необходимым персоналом; ООО «СтройБизнесПроект» и ООО «ЭлитСтройПлюс» не представили документы, подтверждающие наличие взаимоотношений с Обществом; учредители и генеральные директора оспариваемых контрагентов являются «номинальными»; оспариваемые контрагенты не обладают материально-техническими ресурсами, а также деловой репутацией и опытом работы, необходимыми для выполнения спорных работ; оспариваемые контрагенты представляют отчетность с минимальными суммами налогов, подлежащих уплате в бюджет; при анализе банковских выписок по расчетным счетам оспариваемых контрагентов установлено, что денежные средства, полученные от общества, перечислялись в адрес организаций, имеющих признаки «фирм-однодневок», а в дальнейшем перечислялись на покупку валюты.
Инспекцией установлено, что счета-фактуры, выставленные от имени оспариваемых контрагентов в адрес общества, подписаны неустановленными лицами, что подтверждается заключением специалиста от 24.09.2018 N 2-33/2018.
Кроме того, инспекция указала, что налогоплательщик обладал возможностью самостоятельно выполнить спорные работы, а именно обладал квалифицированным персоналом, необходимыми лицензиями и технической базой.
Общество не согласившись с решением налогового органа, обратилось с апелляционной жалобой в УФНС России по г. Москве.
Решением УФНС России по г. Москве от 29.01.2019 N 2Н9/012332 апелляционная жалоба Общества оставлена без удовлетворения.
Полагая, что решение Инспекции не соответствует нормам налогового законодательства и нарушает его права и законные интересы, Общество обратилось с настоящим заявлением в суд.
Суд первой инстанции, частично удовлетворяя заявление АО «Гипроздрав» и признавая недействительным решение налогового органа в вышеуказанной части, применил положения ст. ст. 169, 171, 172, 247, 252 НК РФ, положения Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» и исходил из того, что заявитель в ходе судебного разбирательства представил допустимые и достаточные доказательства своей добросовестности по взаимоотношениям со спорными контрагентами и обоснованности полученной налоговой выгоды, а представленные инспекцией доказательства не свидетельствуют о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль организаций и НДС по взаимоотношениям с вышеприведенными организациями.
Суд первой инстанции исходил из того, что представленные Инспекцией в материалы дела доказательства не являются достаточными для подтверждения того обстоятельства, что спорные работы выполнены в интересах АО «ГИПРОЗДРАВ» без участия ООО «ИКБ Проект», ООО «СтройБизнесПроект», ООО «ЭлитСтройПлюс», и что при этом АО «ГИПРОЗДРАВ» действовал без должной осмотрительности и ему должно быть известно о налоговых нарушениях, допущенных указанными организациями; довод налогового органа о выполнении работ АО «ГИПРОЗДРАВ» собственными силами носит предположительный характер; доказательств взаимозависимости заявителя и вышеперечисленных контрагентов налоговым органом не представлено.
С указанными организациями Обществом заключены договоры, предметом которых является обязательство оспариваемых контрагентов выполнить разработку проектной/рабочей документации.
Исходя из этого, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что имеющиеся в материалах дела первичные документы (акты) и счета-фактуры служат надлежащим документальным подтверждением наличия у заявителя права на вычет сумм налога, уплаченных контрагентам в рамках договорных отношений с ними, поскольку все условия для принятия данных сумм к вычету, предусмотренные нормами ст. ст. 168, 169, 171, 172 НК РФ, заявителем соблюдены.
Кроме того, как указал суд первой инстанции, из материалов дела следует, что обществом понесены расходы в проверяемом периоде в рамках взаимоотношений с ООО «ИКБ Проект», ООО «СтройБизнесПроект», ООО «ЭлитСтройПлюс».
Как указал суд первой инстанции, Инспекцией не приведено доказательств о получении Обществом налоговой выгоды вне связи с осуществлением реальной предпринимательской деятельности; ответчик не оспаривает реальность выполнения работ.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.
Кассационная коллегия считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанции о применении норм права соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судами дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы права; кассационная жалоба ответчика удовлетворению не подлежит, ввиду следующего.
Все доводы заявителя кассационной жалобы — ответчика относительно спорных контрагентов Общества — ООО «ИКБ Проект», ООО «СтройБизнесПроект», ООО «ЭлитСтройПлюс» ранее заявлялись им в судебном разбирательстве и рассматривались судами первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая оценка и они правомерно судами отклонены. По сути указанные доводы ответчика свидетельствуют о его несогласии с оценкой судами доказательств.
В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях на нее, если иное не предусмотрено названным Кодексом.
Согласно части 2 статьи 286 АПК РФ независимо от доводов, содержащихся в кассационной жалобе, арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, не нарушены ли арбитражным судом первой и апелляционной инстанций нормы процессуального права, являющиеся в соответствии с частью 4 статьи 288 настоящего Кодекса основанием для отмены решения арбитражного суда первой инстанции, постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.
Частью 3 статьи 286 АПК РФ предусмотрено, что при рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.
Статьей 287 АПК РФ определены полномочия суда кассационной инстанции.
Оценив представленные в материалы дела доказательства применительно к фактическим обстоятельствам взаимоотношений общества и контрагентов в рамках исполнения спорных обязательств, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о реальности спорных финансово-хозяйственных операций между обществом и указанными контрагентами. Наличия в действиях общества признаков недобросовестности, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды в целях минимизации налоговых обязательств суды не установили.
На основании изложенного, суды первой и апелляционной инстанций признали недействительным решение инспекции в указанной части.
Ссылаясь на те же доказательства, что и суды первой и апелляционной инстанций, заявитель кассационной жалобы по сути предлагает суду кассационной инстанции дать этим доказательствам иную оценку, признав установленным отсутствие реальности спорных финансово-хозяйственных операций общества по приобретению работ (услуг) у названных контрагентов, в то время как нормами АПК РФ установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесена к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций.
Переоценка судом кассационной инстанции представленных в материалы дела доказательств недопустима, поскольку означает превышение судом своих полномочий, установленных АПК РФ (определение Верховного Суда Российской Федерации от 06 февраля 2017 года N 305-КГ16-14921 по делу N А40-120736/2015).
Кроме того, поскольку в силу пункта 2 статьи 171, пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость связывается с приобретением товаров (работ, услуг), их принятием к учету, реальность соответствующих хозяйственных операций также является необходимым условием для использования налоговых вычетов.
С учетом природы НДС как косвенного налога, предполагающей переложение бремени его уплаты с участвующих в товародвижении хозяйствующих субъектов на потребителей, в силу пунктов 1 и 2 статьи 171 Налогового кодекса налогоплательщик при осуществлении облагаемых НДС операций имеет право уменьшить общую сумму исчисленного налога на установленные данной статьей налоговые вычеты — суммы налога, предъявленные ему при приобретении товаров (работ, услуг) и имущественных прав для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.
Обусловленная природой НДС стадийность взимания данного налога означает, что использование права на вычет налога покупателем предопределяется непрерывным предъявлением налога по мере движения товаров (работ, услуг) от одного хозяйствующего субъекта к другому (пункт 1 статьи 168 Налогового кодекса) и принятием в связи с этим каждым из участников оборота обязанности по уплате в бюджет предъявляемых сумм налога (пункт 1 статьи 173 Налогового кодекса).
Соответственно, отказ в праве на налоговый вычет может иметь место, если процесс реализации товаров (работ, услуг) не сопровождается соблюдением корреспондирующей этому праву обязанности по уплате НДС в бюджет в денежной форме, на что обращено внимание в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.11.2004 N 324-О.
В то же время, как неоднократно отмечалось в решениях Конституционного Суда Российской Федерации, исполнение обязанности по уплате налогов не предполагает возложения на налогоплательщика ответственности за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет: право налогоплательщика на налоговый вычет не может быть обусловлено исполнением непосредственными контрагентами (продавцами, поставщиками) и предшествующими им лицами своей обязанности по уплате НДС, а также финансово-экономическим положением и поведением третьих лиц (Постановление от 19.12.2019 N 41-П, Определения от 16.10.2003 N 329-О, от 10.11.2016 N 2561-О, от 26.11.2018 N 3054-О и др.).
Таким образом, отказ в праве на вычет «входящего» налога обуславливается фактом неисполнения обязанности по уплате НДС контрагентом налогоплательщика или (и) поставщиками предыдущих звеньев в той мере, в какой это указывает на отсутствие экономического источника вычета (возмещения) налога, но один лишь этот факт не может быть достаточным, чтобы считать применение налоговых вычетов покупателем неправомерным. Лишение права на вычет НДС налогоплательщика-покупателя, который не преследовал цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, а при отсутствии такой цели — не знал и не должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях, действуя в рамках поведения, ожидаемого от разумного участника хозяйственного оборота, по существу означало бы применение меры имущественной ответственности за неуплату налогов, допущенную иными лицами, в том числе, при искажении ими фактов своей хозяйственной деятельности, к налогоплательщику-покупателю, не имевшему возможности предотвратить эти нарушения и (или) избежать наступления их последствий.
Дифференциация вызванных указанными нарушениями последствий для налогоплательщиков-покупателей с учетом того, знали и должны ли последние были знать о допущенных контрагентом и третьими лицами нарушениях при исполнении обязанности по уплате НДС, необходима, поскольку позволяет обеспечить нейтральность налогообложения по отношению ко всем плательщикам НДС, которые действовали осмотрительно в хозяйственном обороте, и имеет превентивный характер для обеспечения стабильности налоговой системы, стимулируя участников оборота к вступлению в договорные отношения преимущественно с контрагентами, ведущими реальную хозяйственную деятельность и уплачивающими налоги.
Как указано в связи с этим в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — постановление Пленума N 53), в признании обоснованности получения налоговой выгоды может быть отказано, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность (пункт 9) или в случаях, когда налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом, в силу того, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц ведется преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей (пункт 10).
Принимая во внимание изложенное, к обстоятельствам, подлежащим установлению при оспаривании правомерности применения налоговых вычетов по основаниям, связанным с отсутствием экономического источника для вычета (возмещения) НДС налогоплательщиком-покупателем, помимо данного факта также относится реальность приобретения товаров (работ, услуг) налогоплательщиком для осуществления своей облагаемой налогом деятельности, и то, преследовал ли налогоплательщик-покупатель цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, либо в отсутствие такой цели — знал или должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях.
Названный подход к разрешению споров, связанных с получением необоснованной налоговой выгоды за счет вычета (возмещения) НДС, нашел отражение в определении Верховного Суда Российской Федерации от 14 мая 2020 года N 307-ЭС19-27597 по делу N А42-7695/2017, а ранее в пункте 31 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.02.2017, постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.2010 N 12670/09, от 30.06.2009 N 2635/09, от 12.02.2008 N 12210/07.
При оценке соблюдения данных требований Налогового кодекса Российской Федерации необходимо учитывать, что законодательство о налогах и сборах исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики.
Соответственно, на налоговом органе, оспаривающем реальность совершенных налогоплательщиком операций и обоснованность полученной в связи с этим налоговой выгоды, лежит бремя доказывания обстоятельств, которые могут свидетельствовать о невозможности осуществления спорных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.
Суды первой и апелляционной инстанции правомерно указали на то, что реальность приобретения работ (услуг) свидетельствует о выполнении налогоплательщиком-покупателем требований пункта 2 статьи 171, пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации и выступает основанием для вычета сумм НДС, предъявленных поставщиком, вследствие чего обоснованно отклонили доводы ответчика о том, что налогоплательщик, тем не менее, не проявил должной осмотрительности при выборе контрагентов, так как не обосновал критерии его выбора.
Однако оценка проявления налогоплательщиком должной осмотрительности не сводится к выявлению изъянов в эффективности и рациональности его хозяйственных решений. В тех случаях, когда налоговым органом не ставится вопрос об участии налогоплательщика в уклонении от уплаты НДС в результате согласованных действий с поставщиками (пункт 9 постановления Пленума N 53), но приводятся доводы о том, что налогоплательщик знал или должен был знать об уклонении его поставщика, поставщиков предыдущих звеньев от уплаты НДС (пункт 10 постановления Пленума N 53), при оценке данных доводов судебная практика исходит из стандарта осмотрительного поведения в гражданском (хозяйственном) обороте, ожидаемого от его разумного участника в сравнимых обстоятельствах.
Согласно подходу, изложенному в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2010 N 15658/09, от 20.04.2010 N 18162/09, от 12.02.2008 N 12210/07, проявление надлежащей осмотрительности предполагает, что при выборе контрагента субъекты предпринимательской деятельности, как правило, оценивают не только условия сделки и их коммерческую привлекательность, но и деловую репутацию, платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта; а при совершении значимых сделок, например, по поводу дорогостоящих объектов недвижимости, изучают историю взаимоотношений предшествующих собственников и принимают тому подобные меры.
Поэтому значение имеют не только доказанные налоговым органом обстоятельства, порочащие исполнение поставщиками их налоговых обязанностей, но и то, должны ли данные обстоятельства быть ясны налогоплательщику-покупателю в конкретной ситуации совершения сделки с поставщиком с учетом характера и объемов деятельности покупателя (крупность сделки и регулярность совершения аналогичных сделок), специфики приобретаемых товаров, работ и услуг (наличие специальных требований к исполнителю, в том числе лицензий и допусков выполнению определенных операций), особенностей коммерческих условий сделки (наличие значимого отклонения цены от рыночного уровня, наличие у поставщика предшествующего опыта исполнения аналогичных сделок) и т.п. Соответственно, критерии проявления должной осмотрительности не могут быть одинаковыми для случаев ординарного пополнения материально-производственных запасов и в ситуациях, когда налогоплательщиком приобретается дорогостоящий актив, либо привлекается подрядчик для выполнения существенного объема работ.
Распределение бремени доказывания названных обстоятельств между налоговым органом и налогоплательщиком также не является одинаковым.
Если налоговый орган установит, что экономический источник вычета (возмещения) НДС не создан, а поставщик (исполнитель) в период взаимодействия с налогоплательщиком-покупателем не имел экономических ресурсов (материальных, финансовых, трудовых и т.п.), необходимых для исполнения заключенного с покупателем договора, в связи с чем сделка в действительности исполнена иными лицами, которым обязательство по ее исполнению поставщик не мог передать в силу своей номинальности, данные обстоятельства могут указывать на то, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагента, пока иное не будет доказано налогоплательщиком.
Напротив, вступление в отношения с хозяйствующим субъектом, обладающим экономическими ресурсами, достаточными для исполнения сделки самостоятельно либо с привлечением третьих лиц, представление таким субъектом бухгалтерской и налоговой отчетности, отражающей наличие указанных ресурсов, дает разумно действующему налогоплательщику-покупателю основания ожидать, что сделка этим контрагентом будет исполнена надлежащим образом, а налоги при ее совершении — уплачены в бюджет. В подобной ситуации предполагается, что выбор контрагента отвечал условиям делового оборота, пока иное не будет доказано налоговым органом.
Оценивая доводы налогового органа и налогоплательщика, касающиеся проявления должной осмотрительности, необходимо иметь в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении выбора контрагента субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2010 N 15658/09).
Следовательно, опровергая проявление должной осмотрительности, налоговый орган вправе приводить аргументы о том, что налогоплательщик исходил лишь из коммерческой привлекательности сделки и не придавал значения добропорядочности контрагентов, а также доказывать, что налогоплательщик должен был знать о допускаемых контрагентами нарушениях.
В свою очередь налогоплательщик может дать объяснение тому, какие соответствующие деловому обороту критерии учитывались им при выборе контрагента, доказывать свою осведомленность о том, каким образом (за счет каких ресурсов, с привлечением каких соисполнителей и т.п.) должен был исполняться договор.
Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 31 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2017)», утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 февраля 2017 года, факт неисполнения поставщиками обязанности по уплате налогов сам по себе не может являться основанием для возложения негативных последствий на налогоплательщика, проявившего должную осмотрительность при выборе контрагента, при условии реального исполнения заключенной сделки.
Как следует из материалов настоящего дела и установлено судами, при заключении договоров Общество исходило из сведений о возможности и способе выполнения работ со стороны привлеченных к хозяйственным операциям организациям с учетом в том числе сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ. В связи с этим у Общества отсутствовали основания для сомнений в том, что исполнение заключенных договоров будет осуществляться контрагентами.
При рассмотрении настоящего дела налогоплательщик приводил доводы о том, что контрагенты Общества выступали в обороте в качестве реальных субъектов экономической деятельности; сделки с налогоплательщиком были исполнена именно избранными Обществом исполнителями с привлечением третьих лиц на основании заключенных между ними и контрагентами Общества договоров.
Вышеназванные доводы налогоплательщика не опровергнуты налоговым органом, суды признали эти доводы обоснованными, вследствие чего правомерно пришли к выводу о недопустимости возложение на налогоплательщика-покупателя негативных последствий возможных нарушений, допущенных его контрагентами.
Обстоятельства, указывающие на то, что спорные работы в действительности исполнены самим Обществом в лице конкретных работников, Инспекцией не доказаны.
В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.
При рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам (часть 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Исходя из данных норм следует, что суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов и не вправе переоценивать установленные судами фактические обстоятельства дела и имеющиеся в деле доказательства, т.е. давать им иную оценку исходя из критерия достоверности.
При таких обстоятельствах кассационная коллегия отклоняет доводы заявителя кассационной жалобы о несогласии с оценкой судами имеющихся в деле доказательств, поскольку оценка доказательств как достоверных или недостоверных с учетом установленных судами фактических обстоятельств дела относится к компетенции судов первой и апелляционной инстанций. Переоценка выводов судов первой и апелляционной инстанций о достоверности либо недостоверности доказательств выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции, поскольку не связана с применением норм права.
На основании изложенного, кассационная коллегия отклоняет доводы заявителя кассационной жалобы как направленные на переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанций фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, что в силу статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.
Исходя из изложенного, судами первой и апелляционной инстанций с учетом требований и возражений относительно требований полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права.
Выводы судов первой и апелляционной инстанций о реальности спорных финансово-хозяйственных операций общества по приобретению работ у названных контрагентов, при выборе которых Общество проявило должную степень осмотрительности и осторожности, являются законными и обоснованными, соответствуют установленным судами фактическим обстоятельствам и представленным в дело доказательствам, исследованным судами и получившим надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ.
Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражными судами первой и апелляционной инстанций при вынесении обжалуемых решения, постановления не допущено.
В связи с окончанием производства в арбитражном суде кассационной инстанции подлежит отмене приостановление исполнения решения Арбитражного суда города Москвы от 30 октября 2019 года и постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 февраля 2020 года по делу N А40-109189/2019, введенное определением Арбитражного суда Московского округа от 23 апреля 2020 года.
Руководствуясь ст. ст. 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 30 октября 2019 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 февраля 2020 года по делу N А40-109189/2019, — оставить без изменения, а кассационную жалобу ИФНС России N 18 по г. Москве — без удовлетворения.
Отменить приостановление исполнения решения Арбитражного суда города Москвы от 30 октября 2019 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 февраля 2020 года по делу N А40-109189/2019, введенное определением Арбитражного суда Московского округа от 23 апреля 2020 года.

Получите понятные самоучители 2021 по 1С бесплатно:

Председательствующий судья
А.А.ДЕРБЕНЕВ

Судьи
О.В.АНЦИФЕРОВА
О.В.КАМЕНСКАЯ

Помогла статья?

Получите еще секретный бонус и полный доступ к справочной системе БухЭксперт8 на 14 дней бесплатно

Пароль будет выслан на указанный email

Карточка публикации

Разделы:
Рубрика:
Объекты / Виды начислений:
Последнее изменение: 31.08.2021
Помогла статья? Оцените её
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Данную публикацию можно обсудить в комментариях ниже.
Обратите внимание! В комментариях наши кураторы не отвечают на вопросы по программам 1С и законодательству.
Задать вопрос нашим специалистам можно по ссылке >>

Добавить комментарий