Апелляционное определение ВС Республики Татарстан от 01.04.2013 по делу N 33-3688/2013

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 1 апреля 2013 г. по делу N 33-3688/2013

Судья: Трофимов В.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:
председательствующего судьи Губаевой Н.А.,
судей Вишневской О.В., Насибуллина Р.Р.,
при секретаре А.
рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Вишневской О.В. гражданское дело по апелляционным жалобам истицы М., ответчика Управления сельского хозяйства и продовольствия в Елабужском муниципальном районе на решение Елабужского городского суда Республики Татарстан от 15 января 2013 года, которым первоначальный иск М. о взыскании задолженности по оплате труда и иным причитающимся выплатам, компенсации морального вреда, а также встречный иск Управления сельского хозяйства и продовольствия в Елабужском муниципальном районе о возмещении ущерба, причиненного работодателю, удовлетворены частично.
Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, выслушав объяснения представителей ответчика, судебная коллегия

установила:

М. обратилась с иском к Управлению сельского хозяйства и продовольствия в Елабужском муниципальном районе (далее — управление) о взыскании задолженности по оплате труда и иным причитающимся выплатам, компенсации морального вреда.
В обоснование требований указала, что за время работы в управлении в должности <данные изъяты> финансово-экономического отдела <дата> августа 2012 года была незаконно уволена, но восстановлена работодателем в добровольном порядке <дата> сентября 2012 года и в последующем уволена по собственному желанию <дата> октября 2012 года, однако с ней не произведен полный расчет. Уточнив исковые требования, просила взыскать задолженность по оплате за труд за период с <дата> по <дата> в размере 17304,23 руб., премию ко дню работников сельского хозяйства по приказу…. от <дата> сентября 2012 года в размере 11965,8 руб., единовременную выплату как государственному гражданскому служащему Республики Татарстан 21 233,83 руб., в возмещение командировочных расходов 6600 руб. за период с <дата> марта 2012 года по <дата> августа 2012 года; компенсацию за нарушение установленного срока для производства причитающихся работнику выплат при увольнении и компенсацию морального вреда 100 000 руб.
Управление иск не признало и предъявило к М. встречный иск о возмещении ущерба, причиненного работодателю.
В обоснование встречного иска указано, что в результате ненадлежащего исполнения М. своих должностных обязанностей как <данные изъяты> финансово-экономического отдела, на управление были наложены штрафы и начислены пени на общую сумму 7 750,53 руб. Также работодателем понесены затраты в размере 4 000 руб. на восстановление удаленной М. с жесткого диска компьютера информации, содержащей бухгалтерскую отчетность. Управление просило взыскать указанные суммы, а также понесенные судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 7 000 руб. и государственной пошлине.
В судебном заседании суда первой инстанции истица требования поддержала, встречный иск не признала.
Представители ответчика иск не признали, встречный — поддержали.
Суд постановил решение о частичном удовлетворении первоначального и встречного исков. По первоначальному иску с управления в пользу истицы взысканы: задолженность по оплате за труд 17304,23 руб., единовременная выплата как государственному гражданскому служащему Республики Татарстан 21 233,83 руб., командировочные расходы 2 200 руб. за период с <дата> июля 2012 года по <дата> августа 2012 года; компенсация за нарушение установленного срока для производства причитающихся работнику выплат при увольнении за период с <дата> октября 2012 года по <дата> января 2013 года в размере 1165,11 руб. и компенсация морального вреда 3000 руб.; в удовлетворении взыскания премии и других сумм в большем размере отказано. По встречному иску с истицы в пользу управления в счет возмещения ущерба взыскано 7750,53 руб., в возмещение расходов на представителя 2000 руб. и в возврат уплаченной государственной пошлины 310,02 руб.; во взыскании расходов на восстановление жесткого диска отказано.
Решение суда обжаловано сторонами.
В апелляционной жалобе истица выражает несогласие с установленным судом размером компенсации морального вреда, с отказом во взыскании премии, командировочных расходов за период, предшествующий <дата> июля 2012 года. Считает также, что у суда не было правовых оснований для частичного удовлетворения встречного иска, поскольку возложенные на юридическое лицо штраф и пени не подлежат удержанию за счет заработной платы работника.
В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить в части взыскания в пользу истицы единовременной выплаты как государственному гражданскому служащему Республики Татарстан, поскольку после издания первого приказа об увольнении с <дата> августа 2012 года она была исключена из реестра государственных служащих. Также ответчик полагает, что командировочные расходы взысканы безосновательно, так как в командировочных удостоверениях отсутствовали отметки о прибытии и убытии.
В суд апелляционной инстанции истица не явилась, просила дело рассмотреть в ее отсутствие., в связи с чем судебная коллегия сочла возможным рассмотрение дела в ее отсутствие.
Представители ответчика доводы жалобы управления поддержали, с доводами жалобы истицы не согласились.
Проверив обжалуемое решение на предмет законности и обоснованности в обжалуемой части по доводам апелляционных жалоб, судебная коллегия считает, что решение суда подлежит отмене в части удовлетворенных требований по встречному иску.
Согласно пункту 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: нарушение или неправильное применение норм материального права.
При рассмотрении настоящего дела суд допустил такого рода нарушение при разрешении встречного иска.
Из материалов дела усматривается, что М. работала в управлении с <дата> марта 2011 года.
Приказом начальника управления от <дата>.08.2012…. расторгнут служебный контракт о прохождении государственной гражданской службы РТ, заключенный с начальником финансово-экономического отдела управления М., которая была освобождена от замещаемой должности по инициативе работодателя на основании п. 2 ч. 1 ст. 37 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27.07.2004 N 79-ФЗ и п. 5 ст. 81 Трудового кодекса РФ.
<дата>.08.2012 заместитель Премьер-министра РТ — министр сельского хозяйства и продовольствия РТ утвердил, а <дата>.09.2012 руководитель Департамента по делам государственных служащих при Президенте РТ согласовал исключение М. из реестра государственных служащих государственной гражданской службы РТ.
После обращения истицы в прокуратуру по факту увольнения и ввиду допущенных управлением нарушений установленного порядка освобождения от занимаемой должности гражданской службы приказ начальника управления от <дата>.08.2012…. был отменен приказом начальника управления от <дата>.09.2012….-к, которым М. восстановлена на работе в прежней должности и допущена к исполнению своих обязанностей.
Приказом начальника управления от <дата>.10.2012 г….. расторгнут служебный контракт о прохождении государственной гражданской службы РТ, заключенный с М., которая освобождена от замещаемой должности по своей инициативе на основании п. 3 ч. 1 ст. 33 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ и п. 3 ст. 77 Трудового кодекса РФ.
Решением ГУ РО ФСС РФ по РТ от <дата>.06.2012…. за неполную уплату сумм страховых взносов в результате занижения базы для начисления страховых взносов на обязательное социальное страхование управление привлечено к ответственности с начислением штрафа в размере 448,06 руб. и пени в размере 131,73 руб., а решением УПФР <данные изъяты> от <дата>.07.2012 г….. за неполную уплату сумм страховых взносов управление привлечено к ответственности с начислением штрафа в размере 4 731,20 руб. и пени в размере 2 439,54 руб.
Разрешая спор, и взыскивая по первоначально заявленному иску задолженность по заработной плате, единовременную выплату, часть командировочных расходов в пределах трехмесячного срока обращения в суд, установленного статье 392 Трудового кодекса Российской Федерации, суд правомерно исходил из положений трудового законодательства, регламентирующих своевременную выплату всех причитающихся работнику от работодателя сумм в день увольнения работника, что предусмотрено статьей 140 Трудового кодекса Российской Федерации. Поскольку работодатель нарушил срок окончательного расчета, то в силу статей 236, 237 названного Кодекса суд первой инстанции обоснованно определил к взысканию денежную компенсацию (проценты) от суммы задолженности и компенсацию морального вреда за нарушение трудовых прав.
Вопреки доводам истицы о несоразмерности определенной к взысканию суммы компенсации морального вреда, она установлена с учетом фактических обстоятельств дела, характера причиненных истице физических и нравственных страданий и согласуется с требованием разумности и справедливости.
Доводы апелляционных жалоб относительно командировочных расходов подлежат отклонению, поскольку обязанность по их оплате предусмотрена статьей 168 Трудового кодекса Российской Федерации, в эти расходы входят, в том числе суточные, сумма которых и взыскана судом. Направление истицы в служебные командировки подтверждается соответствующими приказами работодателя, изданными за период с <дата> марта 2012 года по <дата> августа 2012 года. Вместе с тем, поскольку возмещение командировочных расходов за весь спорный период не было начислено работодателем, то отказ во взыскании части суммы за период, на который распространяется заявление ответчика о пропуске срока обращения в суд (с <дата> марта 2012 года по <дата> июля 2012 года), является правомерным, так как соответствующие требования заявлены в суд только <дата> октября 2012 года. У судебной коллегии не имеется оснований для удовлетворения взаимоисключающих доводов жалоб, так как суд дал правильную оценку правоотношениям сторон по данному вопросу.
Не убедительны доводы жалобы истицы о необоснованности отказа в выплате премии. Как следует из материалов дела, премия ко Дню работника агропромышленного комплекса и перерабатывающей промышленности, который отмечается <дата> октября 2012 года, в соответствии с пунктом…. Положения об оплате труда и материальном стимулировании Управления сельского хозяйства и продовольствия в Елабужском муниципальном районе, утвержденного приказом по управлению от <дата> апреля 2010 года…., не выплачивается уволившимся до дня этого профессионального праздника. Истице премия не причитается, так как она не доработала до профессионального праздника, уволившись по собственному желанию <дата> октября 2012 года, а обязанность работодателя по выплате истице иной премий за сентябрь 2012 года не подтверждается собранными по делу доказательствами.
Доводы ответчика о том, что истице не причитается единовременная выплата, так как она была исключена из реестра государственных служащих, не принимаются судом апелляционной инстанции.
В соответствии с частью 1 статьи 234 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность наступает, в частности, если заработок не получен в результате незаконного его увольнения.
По делу установлено, что истица <дата> августа 2012 года была незаконно уволена работодателем, в связи с чем восстановлена им <дата> сентября 2012 года. Исключение ее из реестра государственных служащих произведено в указанный временной промежуток, то есть в результате незаконного увольнения, поэтому на работодателя в сложившейся ситуации закон возлагает обязанность возместить все неполученные выплаты, вызванные незаконным увольнением, и решение суда в этой части полностью соответствует требованиям упомянутой выше нормы.
Таким образом, первоначально заявленные исковые требования судом первой инстанции разрешены правильно, с соблюдением требований закона.
Между тем, частично удовлетворяя встречные исковые требования о взыскании с истицы наложенных на работодателя как юридического лица штрафов и начисленных пеней за нарушение законодательства об уплате страховых взносов, суд пришел к выводу, что данные суммы составляют прямой действительный ущерб.
Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда.
Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
В соответствии с пунктом 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 N 52 (ред. от 28.09.2010) «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.
Согласно статье 238 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.
Под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам (п. 15 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ).
Таким образом, данное в части 2 статьи 238 Трудового кодекса Российской Федерации понятие прямого действительного ущерба не является идентичным с понятием убытков, содержащимся в пункте 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, и не предусматривает обязанности работника возмещать работодателю уплаченные им суммы штрафа, пеней за нарушение третьими лицами действующего законодательства.
Применительно к настоящему делу суд не учел, что управление было привлечено к ответственности за нарушение норм Федерального закона от 24 июля 2009 года N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования».
Названным Федеральным законом в отношении плательщиков страховых взносов, нарушивших сроки представления отчетности, предусмотрено применение штрафных санкций.
В соответствии с пунктом 6 статьи 39 указанного Федерального закона в ходе рассмотрения материалов проверки руководитель (заместитель руководителя) органа контроля за уплатой страховых взносов:
1) устанавливает, совершало ли лицо, в отношении которого был составлен акт проверки, нарушение законодательства Российской Федерации о страховых взносах;
2) устанавливает, образуют ли выявленные нарушения состав правонарушения, предусмотренного настоящим Федеральным законом;
3) устанавливает, имеются ли основания для привлечения лица к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного настоящим Федеральным законом;
4) выявляет обстоятельства, исключающие вину лица в совершении правонарушения, предусмотренного настоящим Федеральным законом, либо обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение правонарушения, предусмотренного настоящим Федеральным законом.
Таким образом, управление обязано было уплатить штраф и пени потому, что само нарушило закон, а уполномоченным органом был установлен состав правонарушения именно в действиях (бездействии) самого управления, а не истицы.
С учетом изложенного вывод суда о том, что вина за уплату штрафа и пеней, назначенных (начисленных) за нарушение требований Федерального закона от 24 июля 2009 года N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования», допущенное управлением как плательщиком страховых взносов, должна быть возложена на другое лицо — работника управления, не основан на законе, поскольку противоречит общим условиям материальной ответственности, определенным статьей 233 Трудового кодекса Российской Федерации.
На основании изложенного решение суда о частичном удовлетворения встречного иска подлежит отмене с вынесением в этой части нового решения об отказе в удовлетворении встречного иска. Распределенные судом первой инстанции судебные расходы по встречному иску также подлежат отмене.
Руководствуясь статьями 199, 328, 329, пунктом 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Елабужского городского суда Республики Татарстан от 15 января 2013 года по данному делу отменить в части удовлетворенных требований по встречному иску и принять в этой части новое решение.
В удовлетворении встречного иска Управления сельского хозяйства и продовольствия в Елабужском муниципальном районе к М. о возмещении ущерба, причиненного работодателю, распределении судебных расходов отказать.
В остальной части данное решение суда оставить без изменения.
Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в суд кассационной инстанции.

Помогла статья?

Получите еще секретный бонус и полный доступ к справочной системе БухЭксперт8 на 14 дней бесплатно

Пароль будет выслан на указанный email

Карточка публикации

Разделы: , , ,
Рубрика:
Объекты / Виды начислений:
Последнее изменение: 06.06.2019
Помогла статья? Оцените её
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Данную публикацию можно обсудить в комментариях ниже.
Обратите внимание! В комментариях наши кураторы не отвечают на вопросы по программам 1С и законодательству.
Задать вопрос нашим специалистам можно по ссылке >>

Добавить комментарий