Определение 7-го КСОЮ от 27.07.2021 по делу N 88-12493/2021

СЕДЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 июля 2021 г. по делу N 88-12493/2021

Дело N 2-3960/2020

Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:
председательствующего Давыдовой Т.И.,
судей Карповой О.Н., Руновой Т.Д.,
с участием прокурора Потапова А.А.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-3960/2020 по иску П.М. к Главному управлению Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на службе, взыскании компенсации морального вреда,
по кассационной жалобе Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 9 июня 2021 г.
Заслушав доклад судьи Седьмого кассационного суда общей юрисдикции Карповой О.Н. об обстоятельствах дела, о принятых по делу судебных постановлениях, доводах кассационной жалобы, возражений на жалобу, выслушав представителя Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области К., поддержавшую доводы жалобы, П.М., просившую в удовлетворении жалобы отказать, заключение прокурора Седьмого отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова А.А., полагавшего жалобу не подлежащей удовлетворению, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

П.М. обратилась в суд с иском к Главному управлению Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области (далее — ГУ ФССП по Свердловской области), в котором просила признать незаконными приказ об увольнении от 4 октября 2019 г. N 2001-к и ее увольнение, восстановить на прежней работе с присвоением классного чина, взыскать компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб., процессуальные издержки на оплату услуг представителя — 15 000 руб.
В обоснование заявленных требований истец ссылалась на то, что с 22 мая 2019 г. занимала должность федеральной государственной службы судебного пристава-исполнителя Кировского районного отдела судебных приставов г. Екатеринбурга на основании служебного контракта. 2 октября 2019 г. истец была задержана в качестве подозреваемой и помещена в изолятор временного содержания УМВД г. Екатеринбурга. Находясь в следственном изоляторе, 3 октября 2019 г. истец по требованию исполняющего обязанности начальника отдела — старшего судебного пристава по Кировскому району г. Екатеринбурга <данные изъяты> и начальника отдела коррупции УФССП по Свердловской области <данные изъяты> написала заявление об увольнении по собственному желанию под угрозой проведения служебной проверки и увольнения в связи с утратой доверия. 4 октября 2019 г. был издан приказ N 2001-к об увольнении истца, в этот же день она освобождена из изолятора. 5 октября 2019 г. почтой направила отзыв заявления об увольнении, а 8 октября 2019 г. ей выдали трудовую книжку. Полагает увольнение незаконным. Просит восстановить срок на обращение в суд, поскольку с января 2020 г. осуществляет постоянный уход за тяжелобольным ребенком.
Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 25 сентября 2020 г. исковые требования П.М. удовлетворены частично. С ответчика в пользу истца взыскана компенсация морального вреда в размере 7 000 руб., расходы по оплате услуг представителя — 7 500 руб. В удовлетворении остальной части требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 10 декабря 2020 г. решение отменено в части удовлетворения иска П.М. о взыскании компенсации морального вреда, взыскания судебных расходов, в отмененной части принято новое решение, которым в удовлетворении названных требований П.М. отказано. В остальной части решение оставлено без изменения.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 15 апреля 2021 г. апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 10 декабря 2020 г. отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.
При новом рассмотрении дела апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 9 июня 2021 г. решение отменено в части отказа П.М. в удовлетворении исковых требований о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе. Принято в этой части новое решение, которым признано незаконным увольнение П.М. с федеральной государственной гражданской службы на основании приказа N 2001-к от 4 октября 2019 г. по пункту 3 части 1 статьи 33 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». П.М. восстановлена в должности федеральной государственной гражданской службы судебного пристава-исполнителя Кировского районного отдела судебных приставов г. Екатеринбурга ГУ ФССП по Свердловской области с 9 октября 2019 г. Это же решение изменено в части удовлетворения иска П.М. о взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов, определена к взысканию с ГУ ФССП по Свердловской области в пользу П.М. компенсация морального вреда в сумме 15 000 руб., расходы на оплату услуг представителя — 15 000 руб.
В кассационной жалобе ответчик ГУ ФССП по Свердловской области ставит вопрос об отмене апелляционного определения, оставлении в силе решения суда первой инстанции по мотивам незаконности и необоснованности.
Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального или процессуального права.
Обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы гражданского дела, выслушав объяснения относительно кассационной жалобы, заключение прокурора, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции считает, что оснований, предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления не имеется.
В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 33 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» общим основанием прекращения служебного контракта, освобождения от замещаемой должности гражданской службы и увольнения с гражданской службы является, в том числе расторжение служебного контракта по инициативе гражданского служащего (статья 36 настоящего Федерального закона).
В соответствии со статьей 36 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» гражданский служащий имеет право расторгнуть служебный контракт и уволиться с гражданской службы по собственной инициативе, предупредив об этом представителя нанимателя в письменной форме за две недели (часть 1).
В случае, если заявление гражданского служащего о расторжении служебного контракта и об увольнении с гражданской службы по собственной инициативе обусловлено невозможностью продолжения им исполнения должностных обязанностей и прохождения гражданской службы (зачислением в организацию, осуществляющую образовательную деятельность, выходом на пенсию, переходом на замещение выборной должности и другими обстоятельствами), а также в случае установленного нарушения представителем нанимателя законов, иных нормативных правовых актов и служебного контракта представитель нанимателя обязан расторгнуть служебный контракт в срок, указанный в заявлении гражданского служащего (часть 2).
До истечения срока предупреждения о расторжении служебного контракта и об увольнении с гражданской службы гражданский служащий имеет право в любое время отозвать свое заявление. Освобождение гражданского служащего от замещаемой должности гражданской службы и увольнение с гражданской службы не производятся, если на его должность не приглашен другой гражданский служащий или гражданин (часть 3).
По истечении срока предупреждения о расторжении служебного контракта и об увольнении с гражданской службы гражданский служащий имеет право прекратить исполнение должностных обязанностей (часть 4).
В последний день исполнения гражданским служащим должностных обязанностей представитель нанимателя по письменному заявлению гражданского служащего обязан выдать гражданскому служащему трудовую книжку или предоставить сведения о трудовой деятельности за период прохождения гражданской службы в соответствующем государственном органе, выдать другие документы, связанные с гражданской службой и пенсионным обеспечением, и произвести с ним окончательный расчет. Сведения о трудовой деятельности предоставляются способом, указанным в заявлении гражданского служащего (на бумажном носителе, заверенные надлежащим образом, или в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью (при ее наличии у представителя нанимателя), поданном гражданским служащим в письменной форме или направленном в порядке, установленном представителем нанимателя, по адресу электронной почты представителя нанимателя (часть 5).
При расторжении служебного контракта и увольнении с гражданской службы гражданский служащий исключается из реестра гражданских служащих государственного органа, а его личное дело в установленном порядке сдается в архив этого государственного органа (часть 6).
По соглашению между гражданским служащим и представителем нанимателя гражданский служащий может быть освобожден от замещаемой должности гражданской службы и уволен с гражданской службы ранее срока, указанного в настоящей статье (часть 7).
По письменному заявлению гражданского служащего он освобождается от замещаемой должности гражданской службы и увольняется с гражданской службы после предоставления ему ежегодного оплачиваемого отпуска или после окончания периода его временной нетрудоспособности (часть 8).
Как установлено судами и следует из материалов дела, на основании приказа от 22 мая 2019 г. N 1016-к истец П.М. принята на федеральную государственную гражданскую службу и назначена на должность судебного пристава-исполнителя Кировского районного отдела судебных приставов г. Екатеринбурга.
3 октября 2019 г. П.М. написано заявление о прекращении действия служебного контракта, освобождении от замещаемой должности и увольнении с государственной гражданской службы по собственной инициативе по пункту 3 части 1 статьи 33 Федерального закона «О государственной гражданской службе в Российской Федерации».
4 октября 2019 г. П.М. написано заявление об отзыве заявления от 3 октября 2019 г. об увольнении, которое поступило ответчику 8 октября 2019 г.
В этот же день 8 октября 2019 г. ответчику поступило заявление П.М. об отзыве заявления от 4 октября 2019 г. и ее увольнении по собственному желанию.
Приказом от 4 октября 2019 г. N 2001-к в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 33 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» служебный контракт от 22 мая 2019 г. N 09-49/2019-232 с П.М. расторгнут, истец освобождена от замещаемой должности федеральной государственной гражданской службы судебного пристава-исполнителя Кировского районного отдела судебных приставов г. Екатеринбурга Управления ФССП по Свердловской области и уволена с федеральной государственной гражданской службы 8 октября 2019 г.
Разрешая возникший спор, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 11, 237, 392 Трудового кодекса Российской Федерации, статьями 33, 36, 73 Федерального закона Российской Федерации от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, приведенными в пунктах 20, 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 17 марта 2004 г. «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», правовыми позициями, изложенными в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2020 г. N 35-П, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, пришел к выводу о недоказанности оказания давления со стороны работодателя на истца, которое могло бы способствовать написанию П.М. заявления об увольнении. При этом суд установил нарушение ответчиком процедуры увольнения истца, которое выразилось в увольнении до истечения двух недель с момента написания соответствующего заявления в отсутствие соглашения сторон об увольнении с гражданское службы до истечения двух недель.
Отказывая в удовлетворении иска в части требований о признании приказа об увольнении от 4 октября 2020 г. N 2001-к и увольнения с государственной службы незаконным, восстановлении на работе, суд первой инстанции исходил из пропуска истцом установленного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока обращения в суд с иском, отсутствия уважительных причин, препятствующих истцу своевременно обратиться в суд за разрешением трудового спора.
Вместе с этим, учитывая, что незаконным увольнением истцу были причинены нравственные страдания, суд удовлетворил требования истца о компенсации морального вреда в размере 7 000 руб.
При повторном рассмотрении дела суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда и их правовым обоснованием, за исключением выводов об отсутствии оснований для удовлетворения требований П.М. в связи с пропуском срока на обращение в суд, установленного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, отсутствии у истца уважительных причин для восстановления пропущенного срока.
Отменяя решение суда в указанной части и удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, а также разъяснениями, данными в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. N 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей — физических лиц и у работодателей — субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям», принял во внимание доводы истца об уважительности пропуска срока обращения в суд, нахождении на иждивении истца ребенка-инвалида, отсутствии материальной возможности нанять адвоката для целей реализации права на судебную защиту, в связи с чем восстановил срок для обращения истца в суд с настоящим иском.
Учитывая установленное судом первой инстанции нарушение процедуры расторжения служебного контракта, суд апелляционной инстанции признал незаконным увольнение П.М. с федеральной государственной гражданской службы на основании приказа N 2001-к от 4 октября 2019 г. по пункту 3 части 1 статьи 33 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», восстановил ее в должности федеральной государственной гражданской службы судебного пристава-исполнителя Кировского районного отдела судебных приставов г. Екатеринбурга ГУ ФССП по Свердловской области с 9 октября 2019 г.
Полагая нарушенными трудовые права истца, в соответствии со статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», учитывая характер спорных правоотношений, значимость нарушенного права, степень нравственных страданий истца, требования разумности и справедливости, апелляционная инстанция увеличила размер подлежащей взысканию с ответчика в пользу П.В. компенсации морального вреда до 15 000 руб.
Установив, что истцом понесены расходы по оплате юридических услуг в размере 15 000 руб., с учетом характера и сложности спора, объема оказанных представителем услуг, требований разумности и справедливости, суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьями 98, 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца расходов по оплате услуг представителя в размере 15 000 руб.
Судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции соглашается с выводами суда апелляционной инстанции, изложенными в обжалуемом судебном постановлении, поскольку они подробно мотивированы, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, которым суд дал оценку на предмет их относимости, допустимости, достоверности, достаточности и взаимной связи, при разрешении спора судом применены нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения.
Оспаривая правомерность принятого судом апелляционной инстанции судебного постановления, заявитель ссылается на пропуск П.М. срока для обращения в суд, на отсутствие доказательств уважительности причин пропуска указанного срока.
В соответствии с частью 17 статьи 70 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в редакции, действовавшей на дату увольнения истца, сроки обращения в суд за рассмотрением служебного спора и порядок освобождения гражданских служащих от судебных расходов, порядок вынесения решений по служебным спорам, связанным с освобождением от замещаемой должности гражданской службы и увольнением с гражданской службы, переводом на иную должность гражданской службы без согласия гражданского служащего, порядок удовлетворения денежных требований гражданских служащих, исполнения решений о восстановлении в ранее замещаемой должности гражданской службы и ограничения обратного взыскания сумм, выплаченных по решению органов по рассмотрению служебных споров, устанавливаются федеральным законом (часть 17).
Федеральным законом от 20 июля 2020 г. N 227-ФЗ «О внесении изменений в статью 70 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», вступившим в силу 31 июля 2020 г., часть 17 статьи 70 указанного Федерального закона изложена в новой редакции, которой, в частности, установлено, что сроки обращения в суд за рассмотрением служебного спора определяются в порядке, установленном трудовым законодательством применительно к рассмотрению и разрешению индивидуальных трудовых споров.
Таким образом, учитывая специфику государственной гражданской службы, предполагающую необходимость предоставления правовых гарантий государственным гражданским служащим, федеральный законодатель предусмотрел, что порядок рассмотрения служебных споров судом устанавливается федеральным законом. До настоящего время федеральный закон, устанавливающий особенности рассмотрения служебных споров, не принят. Между тем само по себе отсутствие до 31 июля 2020 г. специального законодательного регулирования порядка рассмотрения судом служебных споров не означает, что государственные гражданские служащие лишены судебной защиты своих прав. Такая защита осуществляется в порядке, предусмотренном трудовым законодательством на основании части 7 статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации, которой установлено, что на государственных служащих и муниципальных служащих действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, распространяется с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации о государственной службе и муниципальной службе.
Из приведенных нормативных положений следует, что действие трудового законодательства распространяется на отношения, связанные с государственной гражданской службой в части, не урегулированной специальным законодательством.
Следовательно, на государственных гражданских служащих распространяются положения статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации.
Частью 1 названной статьи предусмотрено, что работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.
Частью 2 той же статьи, введенной Федеральным законом от 3 июля 2016 г. N 272-ФЗ и вступившей в силу 3 октября 2016 г., срок обращения за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, увеличен до одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении.
В абзаце пятом пункта 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).
Разъяснения по вопросам пропуска работником срока на обращение в суд содержатся также в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. N 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей — физических лиц и у работодателей — субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям» (далее — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. N 15).
Как разъяснено в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2018 г. N 15, судам необходимо учитывать, что при пропуске работником срока, установленного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, о применении которого заявлено ответчиком, такой срок может быть восстановлен судом при наличии уважительных причин (часть четвертая статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации). В качестве уважительных причин пропуска срока для обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, объективно препятствовавшие работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора, как то: болезнь работника, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимости осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи и тому подобное.
Обратить внимание судов на необходимость тщательного исследования всех обстоятельств, послуживших причиной пропуска работником установленного срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.
Оценивая, является ли то или иное обстоятельство достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного срока, суд не должен действовать произвольно, а обязан проверять и учитывать всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших работнику своевременно обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора.
Обстоятельства, касающиеся причин пропуска работником срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора, и их оценка судом должны быть отражены в решении (часть 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Руководствуясь вышеприведенными правовыми нормами и разъяснениями высшей судебной инстанции, оценивая уважительность причин пропуска срока обращения за защитой нарушенного права, суд апелляционной инстанции обоснованно принял во внимание, что истец имеет на иждивении и одна осуществляет воспитание и уход за ребенком-инвалидом, будучи уволенной со службы, в спорный период истец не имела дохода, что свидетельствует об отсутствии материальной возможности нанять няню, а также адвоката для целей реализации права на судебную защиту.
Установив данные обстоятельства, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что пропуск истцом срока обращения в суд обусловлен уважительными причинами.
Вопреки доводам кассационной жалобы, суждение суда апелляционной инстанции о наличии уважительных причин пропуска истцом срока обращения в суд, установленного частью 2 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, основано на оценке представленных в материалы дела доказательств, которая произведена в соответствии с требованиями статей 56, 59, 60, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований не согласиться с выводами суда апелляционной инстанции у судебной коллегии не имеется.
Также не могут быть приняты обоснованными доводы кассационной жалобы о несогласии с выводами суда в части взыскания в пользу истца компенсации морального вреда.
Вопреки доводам кассационной жалобы, суд апелляционной инстанции при разрешении возникшего спора правильно истолковал и применил к спорным отношениям нормы материального права, регулирующие отношения по компенсации морального вреда, причиненного гражданскому служащему представителем нанимателя нарушением его прав, придя к выводу об удовлетворении данных требований.
Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащий взысканию в пользу истца, суд учел, вопреки ошибочному мнению ответчика, все юридически значимые обстоятельства, требования разумности и справедливости.
Доводы заявителя в кассационной жалобе о несогласии с выводами суда апелляционной инстанции, судебной коллегией отклоняются, поскольку они повторяют правовую позицию заявителя, ранее изложенную в ходе рассмотрения дела судами первой и апелляционной инстанций, были предметом проверки и оценки суда апелляционной инстанций, которым правомерно отвергнуты, как несостоятельные.
Вновь приводя данные доводы, заявитель выражает несогласие с выводами суда в части оценки установленных обстоятельств дела, что в соответствии со статьей 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может являться основанием для пересмотра в кассационном порядке вступившего в законную силу судебного постановления.
Согласно положениям статей 379.6, 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции наделен ограниченными полномочиями по проверке судебных актов нижестоящих инстанций — имеет право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права, однако не полномочен при этом непосредственно переходить к исследованию доказательств и переоценке установленных на их основании фактических обстоятельств.
Принятое по делу определение апелляционной инстанции вынесено на основании правильно определенных юридически значимых обстоятельств, в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права, вследствие чего основания для его отмены по доводам жалобы отсутствуют.
Руководствуясь статьями 379.5, 379.6, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

Получите понятные самоучители 2021 по 1С бесплатно:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 9 июня 2021 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области — без удовлетворения.

Помогла статья?

Получите еще секретный бонус и полный доступ к справочной системе БухЭксперт8 на 14 дней бесплатно

Пароль будет выслан на указанный email

Карточка публикации

Разделы:
Рубрика:
Объекты / Виды начислений:
Последнее изменение: 01.09.2021
Помогла статья? Оцените её
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Данную публикацию можно обсудить в комментариях ниже.
Обратите внимание! В комментариях наши кураторы не отвечают на вопросы по программам 1С и законодательству.
Задать вопрос нашим специалистам можно по ссылке >>

Все комментарии (1)

Добавить комментарий