Апелляционное определение Свердловского областного суда от 14.06.2018 по делу N 33-10366/2018

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 июня 2018 г. по делу N 33-10366/2018

Судья Доева И.Б.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего судьи Волковой Я.Ю.,
судей Ивановой Т.С., Федина К.А.,
при секретаре Ц.
в помещении суда с использованием системы аудиозаписи хода судебного заседания рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С. к филиалу «Верхнетагильская ГРЭС» акционерного общества «Интер РАО — Электрогенерация» о восстановлении на работе, признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, компенсации морального вреда,
по апелляционной жалобе истца
на решение Кировградского городского суда Свердловской области от 16.03.2018.
Заслушав доклад судьи Ивановой Т.С., объяснения представителя истца П., объяснения представителя ответчика М., заключение прокурора отдела по обеспечению участия прокурора в гражданском процессе Прокуратуры Свердловской области Удаловой К.С., судебная коллегия

установила:

решением Кировградского городского суда Свердловской области от 16.03.2018 оставлено без удовлетворения исковое заявление С. к филиалу «Верхнетагильская ГРЭС» акционерного общества «Интер РАО — Электрогенерация» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, компенсации морального вреда.
С таким решением не согласилась истец С., принесла на него апелляционную жалобу, в которой указала, что не согласна с решением суда в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела (в части определения срока окончания трудового договора); неправильным применением норм материального (ст. ст. 59, 79 Трудового кодекса Российской Федерации) и процессуального (ст. ст. 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) права.
В заседание суда апелляционной инстанции явились:
— представитель истца П., поддержавшая доводы и требования апелляционной жалобы истца;
— представитель ответчика М., возражавшая относительно доводов и требований апелляционной жалобы истца;
— прокурор отдела по обеспечению участия прокурора в гражданском процессе Прокуратуры Свердловской области Удалова К.С., полагавшая решение суда первой инстанции законным и обоснованным.
Учитывая надлежащее извещение лиц, участвующих в деле (судебные извещения, размещение информации о месте и времени рассмотрения дела на официальном сайте Свердловского областного суда), руководствуясь положениями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в ее пределах (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда, ввиду следующего.
Судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, верно применены нормы материального права, регулирующие возникшие правоотношения, на основании исследования и оценки имеющихся в деле доказательств в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации сделан обоснованный вывод об отказе в удовлетворении заявленных истцом требований с учетом положений ст. ст. 56, 57, 59, 77, 79, 261 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. ст. 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Фактические обстоятельства рассматриваемого гражданского дела судом первой инстанции установлены полно и верно, на основе совокупности представленных в материалы дела доказательств.
Суд первой инстанции, приходя к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований обоснованно исходил из следующего.
В соответствии с ч. 2 ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации, причина, послужившая основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с положениями Кодекса или иным федеральным законом, должна указываться в трудовом договоре в качестве его обязательного условия.
Из разъяснений, содержащихся в п. 14 Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» если срочный трудовой договор был заключен для выполнения определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой (абз. 8 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации), такой договор в силу ч. 2 ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации прекращается по завершении этой работы.
Из материалов гражданского дела усматривается, что с 01.09.2015 истец состояла в трудовых отношениях с ответчиком, работала по трудовому договору в должности ведущего инженера-экономиста Управления, Сметно-договорный отдел, трудовой договор заключен на определенный срок с 01.09.2015 «на период реализации проекта строительства ПГУ-420 МВт Верхнетагильской ГРЭС».
Приказом ответчика от 01.12.2016 N 2051к истцу предоставлен отпуск по беременности и родам продолжительностью 140 календарных дней с 30.11.2016 по 18.04.2017 в связи с рождением 16.01.2017 ребенка.
Приказом ответчика от 05.05.2017 N 745к истцу на основании ее заявления предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет, продолжительностью 987 календарных дней по 16.01.2020.
26.12.2017 ответчиком в адрес истца направлено уведомление от 21.12.2017 о расторжении трудового договора на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, уведомление истец получила по почте 28.12.2017 и выразила свое несогласие с ним. В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции представителем ответчика приводились доводы о том, что ответчиком предпринимались попытки ранее уведомить истца о предстоящем расторжении трудового договора, в связи с отсутствием истца на работе (нахождение в отпуске по уходу за ребенком).
Приказом ответчика от 29.12.2017 N 1941к истец уволена по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.
Проверяя доводы истца о том, что срочный трудовой договор заключен на неопределенный срок, поскольку в договоре не указана конкретная дата прекращения договора, а дата расторжения трудового договора (29.12.2017) определена ответчиком без учета условия трудового договора о том, что срочный трудовой договор заключен «на период реализации проекта строительства ПГУ-420 МВт Верхнетагильской ГРЭС», и ответчиком не учтено, что проект фактически реализован ответчиком задолго до декабря 2017 года и, не уволив истца при окончании реализации проекта ранее, предоставив истцу приказом от 05.05.2017 N 745к отпуск по уходу за ребенком до 16.01.2020, ответчик согласился с тем, что условие о срочном характере трудового договора не подлежит применению и трудовой договор трансформирован в договор на неопределенный срок, поскольку ни одна из сторон после фактической реализации проекта строительства ПГУ-420 МВт Верхнетагильской ГРЭС (до декабря 2017 года) не настаивала на расторжении договора, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что у ответчика имелись основания для увольнения истца по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации ввиду следующего.
Истец полагала, что событие, до наступления которого она принята на работу, наступило 27.10.2017, то есть после выдачи разрешения на ввод объекта «Строительство ПГУ-420 МВт Верхнетагильской ГРЭС ст. N 12. Этап 3» в эксплуатацию, соответственно истец могла быть уволена по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации после указанной даты, однако трудовые отношения фактически продолжались, в связи с чем трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.
Отклоняя указанные доводы, суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.
Приказом от 20.09.2017 N УЭГ/444/ЭГ/372 утвержден, в том числе, паспорт проекта «Устранение недоделок и дефектов энергоблока N 12 ПГУ-420 Верхнетагильской ГРЭС» (утвержден протоколом КРИ от 25.08.2017 N 165), в соответствии с которым срок реализации данного проекта установлен 3 — 4 кварталы 2017 года; в частности данным проектом предусмотрена поставка материалов — ноябрь 2017 года, устранение дефектов и недоделок — декабрь 2017 года. Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что истец подлежала увольнению по завершении реализации вышеуказанного проекта, что не противоречит трудовому законодательству.
Из материалов дела усматривается, что приказом от 10.11.2017 N 1039 в связи с завершением этапов строительства блока ПГУ в филиале «Верхнетагильская ГРЭС АО «Интер РАО — Электрогенерация» утвержден график завершения работ по этапам строительства блока ПГУ и вывода из штатного расписания должностей, созданных для реализации данных мероприятий — Приложение N 1, а также утвержден график расторжения срочных трудовых договоров, заключенных на период строительства блока ПГУ — Приложение N 2.
Пунктом 15 Приложения N 1 к вышеуказанному приказу установлена дата завершения работ по функциональному направлению по должности ведущий инженер-экономист — 29.12.2017, в качестве обоснования указано на завершение работ по ведению бюджетных графиков в 1С УПП, формирование/корректировка лимитов для кассовых планов, заявок на оплату в 1С УПП. Пунктом 25 Приложения N 2 к вышеуказанному приказу предусмотрено расторжение срочного трудового договора в связи с завершением объема работ по функциональному направлению с 29.12.2017 с ведущими инженерами-экономистами С. и ТОМ, которая, как следует из объяснений представителей ответчика, данных в судебном заседании, была принята на указанную должность на период нахождения истца в отпуске по беременности и родам, а последующем находилась в отпуске по уходу за ребенком до достижения им трех лет.
Приказом ответчика от 06.12.2017 N 1108 с 30.12.2017 в штатное расписание филиала «Верхнетагильская ГРЭС АО «Интер РАО — Электрогенерация» внесены соответствующие изменения.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что работа по трудовому договору от 01.09.2015 N 2177 окончена 29.12.2017, то есть наступило обусловленное трудовым договором событие, с наступлением которого в трудовом договоре связано окончание срока его действия.
Отклоняя доводы истца о незаконности увольнения в связи с тем, что приказом от 05.05.2017 N 745к истцу предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет до 16.01.2020, суд первой инстанции правильно указал в постановленном решении, что гарантия на продление срока действия трудового договора распространяется на женщин, находящихся в отпуске по беременности и родам, срок продлевается до окончания такого отпуска и, напротив, не устанавливает каких-либо ограничений для увольнения в связи с истечением срока действия срочного трудового договора женщины, находящейся в отпуске по уходу за ребенком до полутора либо 3 лет. На момент расторжения срочного трудового договора истец находилась в отпуске по уходу за ребенком до достижения им 3 лет, в связи с чем обязанность работодателя по продлению срока действия трудового договора с истцом, в том числе до окончания отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, учитывая характер возникших между сторонами трудовых отношений, в данном случае, отсутствует. Нарушений ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации, при увольнении истца в связи с истечением срока срочного трудового договора, ответчиком не допущено, что подтверждается материалам дела и в апелляционной жалобе истцом не оспаривается.
Вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика, оснований для отмены решения суда (ст. ст. 328, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) не имеется. У судебной коллегии не имеется оснований для переоценки письменных доказательств, представленных в материалы дела, на неправильную оценку которых судом первой инстанции указывается в апелляционной жалобе истца (в том числе, трудового договора N 2177 от 01.09.2015, заключенного истцом и ответчиком, уведомления истца ответчиком от 21.11.2017 N 07-549, в котором ошибочно указывается ответчиком на расторжение трудового договора N 2141 от 03.12.2014, в то время, как сторонами заключен трудовой договор N 2177 от 01.09.2015, проектную и разрешительную документацию на строительство и ввод в эксплуатацию ПГУ-420 МВт Верхнетагильской ГРЭС), поскольку, как усматривается из материалов дела и решения суда первой инстанции, судом первой инстанции данные письменные доказательства оценены по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании всех имеющихся в деле доказательств. Как видно из постановленного решения, каждое представленное суду доказательство (в том числе:
— трудовой договор N 2177 от 01.09.2015, заключенный истцом и ответчиком с условием о том, что истцу принимается на работу к ответчику по срочному трудовому договору на основании абз. 8 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации «договор заключен временно, с 01.09.2015 на период реализации проекта строительства ПГУ-420 МВт Верхнетагильской ГРЭС» (т. 1, л. д. 11 — 14),
— уведомление истца ответчиком от 21.11.2017 N 07-549 о предстоящем 29.12.2017 расторжении трудового договора в связи с истечением срока его действия (т. 1, л. д. 18),
— приказ ответчика «О расторжении трудовых договоров в связи с завершением строительства» от 10.11.2017 N 1039, которым утвержден график завершения работ по этапам строительства блока ПГУ и вывода из штатного расписания должностей, созданных для реализации данных мероприятий с приложением соответствующего штатного расписания, из которого исключается должность, замещаемая по срочному трудовому договору истцом в связи с окончанием работы, для выполнения которой истец принималась ответчиком (т. 1, л. д. 112 — 138),
— разрешение на строительство, выданного 26.05.2017 N 66-356-20-2017 Верхнетагильскому филиалу ООО «Интер РАО — Инжиниринг», действующему от имени АО «Интер РАО — Электрогенерация» (т. 1, л. д. 141 — 145),
— разрешение на ввод объекта в эксплуатацию (по этапам) от 29.05.2017 N 66-356-02-2017, выданное АО «Интер РАО — Электрогенерация» Администрацией городского округа Верхний Тагил по объекту ПГУ-420 МВт Верхнетагильской ГРЭС (т. 1, л. д. 146 — 161),
— разрешение на ввод объекта в эксплуатацию (по этапам) от 27.10.2017 N 66-356-05-2017, выданное АО «Интер РАО — Электрогенерация» Администрацией городского округа Верхний Тагил по объекту ПГУ-420 МВт Верхнетагильской ГРЭС (т. 1, л. д. 162 — 171),
— совместный приказ АО «Интер РАО — Электрогенерация» и ООО «Интер РАО — Инжиниринг» от 20.09.2017 N УЭГ/444/ЭГ/372 «Об утверждении паспортов ключевых проектов» и паспорт проекта 2 Устранение недоделок и дефектов энергоблока N 12 ПГУ-420 Верхнетагильской ГРЭС (т. 1, л. д. 187 — 193);
— выписка из протокола заседания правления ПАО «Интер РАО ЕЭС», пояснительная записка по вопросу повестки дня заседания комитета по развитию и инвестициям при правлении ПАО «Интер РАО ЕЭС», проект решения по вопросу повестки дня заседания комитета по развитию и инвестициям при правлении ПАО «Интер РАО ЕЭС», из которых следует, что период реализации проекта строительства ПГУ-420 МВт Верхнетагильской ГРЭС продлен до декабря (включительно) 2017 года, когда предполагается заверить работу по данному проекту полностью (т. 1, л. д. 193 — 196), оценены судом с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности. Судом первой инстанции оценены достаточность и взаимная связь всех собранных по делу доказательств в их совокупности, в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Результаты оценки доказательств суд отразил в постановленном решении.
Решение суда мотивировано, отвечает требованиям ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Выводы суда, изложенные в вынесенном решении, подтверждаются материалами дела.
Доводы апелляционной жалобы фактически направлены на переоценку установленных судом обстоятельств. Указанные доводы являлись основанием процессуальной позиции истца, были приведены в ходе разбирательства дела, являлись предметом рассмотрения в суде, исследованы судом и подробно изложены в постановленном решении.
Иных доводов, которые бы имели правовое значение для разрешения спора и могли повлиять на оценку законности и обоснованности обжалуемого решения, апелляционная жалоба не содержит.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.
Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Кировградского городского суда Свердловской области от 16.03.2018. оставить без изменения, апелляционную жалобу истца — без удовлетворения.

Председательствующий
Я.Ю.ВОЛКОВА

Судьи
Т.С.ИВАНОВА
К.А.ФЕДИН

Помогла статья?

Получите еще секретный бонус и полный доступ к справочной системе БухЭксперт8 на 14 дней бесплатно

Пароль будет выслан на указанный email

Карточка публикации

Разделы: , , ,
Рубрика:
Объекты / Виды начислений:
Последнее изменение: 14.03.2019
Помогла статья? Оцените её
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Данную публикацию можно обсудить в комментариях ниже.
Обратите внимание! В комментариях наши кураторы не отвечают на вопросы по программам 1С и законодательству.
Задать вопрос нашим специалистам можно по ссылке >>

Добавить комментарий