Постановление ФАС МО от 10.08.2016 N Ф05-10182/2016

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 10 августа 2016 г. по делу N А40-17590/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 03 августа 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен 10 августа 2016 года.
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.
судей Егоровой Т.А., Жукова А.В.
при участии в заседании:
от заявителя — ОАО «МРСК Северо-Запада» — Ковалев А.А., доверенность от 27.12.2013 N 172; Нагайченко И.В., доверенность от 01.04.2016 N 46; Ушаков А.Ю., доверенность от 28.09.2015 N 162;
от ответчика — МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4 — Сафонова А.В., доверенность от 18.12.2015 N 04-13/15050,
рассмотрев 03 августа 2016 года в судебном заседании кассационные жалобы ОАО «МРСК Северо-Запада», МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4
на решение от 02 июня 2015 года
Арбитражного суда города Москвы
вынесенное судьей Шевелевой Л.А.
на постановление от 15 апреля 2016 года
Девятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Яковлевой Л.Г., Кочешковой М.В., Румянцевым П.В.
по заявлению ОАО «МРСК Северо-Запада»
к МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4
о признании частично недействительным решения N 03-1-31/013 от 22.09.2014

установил:

ОАО «МРСК Северо-Запада» (далее — заявитель) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4 (далее также — инспекция, налоговый орган, заинтересованное лицо) о признании недействительным решения N 03-1-31/013 от 22.09.2014 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части доначислений по п. 1.4, 1.5, 1.8, 1.11, 3.1, 4.1 с соответствующими суммами пени и штрафа.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 02.06.2015, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда 15.04.2016, заявленные требования удовлетворены в части. Суд признал недействительными решение инспекции в части доначислений по п. 1.4, 1.5, 1.8, 1.11, 3.1 с соответствующими суммами пени и штрафа, а также в части доначисления штрафа по п. 4.1 в размере 1 700 000 руб. В остальной части в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4 обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 02.06.2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 15.04.2016 в части признания незаконными пунктов 1.4, 1.5, 1.8, 1.11 (в части контрагентов ISBA Management Ltd., МИФНС N 7 по Мурманской области, ИФНС по г. Мурманску, ООО «Промфильтрация»), 3.1 Решения от 22.09.2014 N 03-1-31/013 с соответствующими суммами пени и штрафа, а также в части доначисления штрафа по пункту 4.1. решения в размере 1 700 000 руб.
Также, не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ОАО «МРСК Северо-Запада» обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 02.06.2015 и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 15.04.2016 в части отказа в удовлетворении требований в части пунктов 1.3, 4.1 с соответствующими суммами штрафных санкций и принять новый судебный акт в этой части.
ОАО «МРСК Северо-Запада» в кассационной жалобе указывает на то, что обжалуемые судебные акты в части отказа в удовлетворении требований вынесены с нарушением норм материального и процессуального права.
МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4 в кассационной жалобе указывает на то, что судами нарушены нормы материального права, выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судами неверно установлены юридически значимые обстоятельства, не исследованы всесторонне доказательства, не дана оценка в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Представители подателей жалоб в судебном заседании поддержали доводы своих кассационных жалоб, возражали против удовлетворения жалоб друг друга; ОАО «МРСК Северо-Запада» представлен отзыв на кассационную жалобу МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4.
В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебных актов суда первой и апелляционной инстанции ввиду следующего.
Как следует из материалов дела и установлено судами, МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4 в период с 27.06.2013 г. по 21.04.2014 г. проведена выездная налоговая проверка Общества по всем налогам и сборам за периоды 2010 — 2012 гг., по итогам которой вынесено Решение от 22.09.2014 N 03-1-31/013 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Налогоплательщик обжаловал решение инспекции в вышестоящий налоговый орган, который решением по жалобе N СА-4-9/30С частично отменил.
Не согласившись с принятым ненормативным актом в действующей части, налогоплательщик обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании его недействительным.
Частично удовлетворяя требования заявителя, судебные инстанции, руководствуясь положениями статей 123, 250, 255, 266, 270, 271, 272, 381 Налогового кодекса Российской Федерации, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу, что решение налогового органа в части вынесено инспекцией без соблюдения установленных законом требований, а изложенные в нем выводы являются неправильными и нарушающими права и законные интересы заявителя.
Отказывая заявителю в удовлетворении заявленных требований в части пунктов 1.3, 4.1 с соответствующими суммами штрафных санкций, суды исходили из того, что решение налогового органа соответствует действующему налоговому законодательству и не нарушает права и законные интересы заявителя.
Кассационная коллегия считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о применении норм права соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судами дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы права; кассационная жалоба удовлетворению не подлежат ввиду следующего.
По пункту 1.4 и 1.5 решения инспекции.
Согласно п. 24 ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации, при определении налоговой базы не учитываются расходы на оплату дополнительно предоставляемых по коллективному договору (сверх предусмотренных действующим законодательством) отпусков работникам, в том числе женщинам, воспитывающим детей.
Следовательно, запрет на включение в состав расходов затрат на оплату дополнительных отпусков, предусмотрен в отношении отпусков предоставляемых исключительно по коллективному договору.
Как правильно указали суды обеих инстанций, вопреки расширительному толкованию, приведенному Заинтересованным лицом на стр. 39 — 40 Акта ВНП от 20.06.2014 N 03-1-30/07 (последний и первый абз.), аналогичных ограничений, в отношении дополнительных отпусков предоставляемых на основании положений трудового договора или отраслевого тарифного соглашения, ни в п. 24 ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации, ни в иных актах законодательства о налогах и сборах не содержится.
Согласно ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации, в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.
К расходам на оплату труда в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации относятся, суммы, начисленные в соответствии с принятыми у налогоплательщика формами и системами оплаты труда.
Главой 7 Трудового кодекса Российской Федерации, коллективные договоры и соглашения разграничены.
Положениями ст. ст. 40 — 44 Трудового кодекса Российской Федерации, регулируется порядок заключения, изменения, расторжения и т.д. коллективного договора, а нормы ст. ст. 45 — 49 Трудового кодекса Российской Федерации, регулируют виды, порядок заключения, изменения, исполнения и расторжения соглашений.
Статьей 45 Трудового кодекса Российской Федерации, предусмотрено, что отраслевое соглашение устанавливает общие условия оплаты труда.
Статьей 46 Трудового кодекса Российской Федерации (в отличие от ст. 41 Трудового кодекса Российской Федерации), детализировано, что в соглашение могут включаться взаимные обязательства сторон по оплате труда, в том числе определение составных частей заработной платы, включаемых в ее условно-постоянную часть.
Пунктом 2.7 Отраслевого тарифного соглашения в электроэнергетике Российской Федерации на 2009 — 2011 (срок действия которого продлен на 2012 г. решение от 02.11.2011) (далее — ОТС), участником которого является Общество, предусмотрена обязанность организаций по предоставлению работникам дополнительных отпусков.
Оплата дополнительных отпусков отнесена к постоянной части заработной платы (п. 3.5 ОТС).
В силу п. 1.8 ОТС содержание коллективных договоров, заключаемых в организациях, не может ухудшать положение работников по сравнению с ОТС. Аналогичным образом, условия оплаты труда, определенные трудовым договором, не могут быть ухудшены по сравнению с установленными соглашениями (ст. 135 Трудового кодекса Российской Федерации).
В связи с этим, как правильно указали суды обеих инстанций, в коллективном договоре общества продублированы соответствующие обязательства работодателя по оплате дополнительных отпусков, что является следствием надлежащего исполнения норм трудового законодательства Российской Федерации.
В силу ст. 2 Трудового кодекса Российской Федерации, основными принципами правового регулирования трудовых отношений признается обеспечение права каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы. Согласно ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации, работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы. Работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату (ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации).
Поскольку, оплата дополнительных отпусков, является составной частью системы оплаты труда, от выплаты которой работодатель не может отказаться, она учитывается в составе расходов на оплату труда в силу п. 1 ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации.
При принятии решения о заключении и (или) продлении трудовых отношений с Обществом, работник принимает во внимание и условия ОТС, касающиеся системы оплаты труда, включающей, как постоянную часть заработной платы — оплату дополнительных отпусков.
Кроме того, как установлено судами, пунктом 6.2.6 Коллективного договора определены обязательства Общества по выплате единовременного вознаграждения ко Дню юбилейной даты Работников (50-летие и другое последующее затем десятилетие) и ко Дню рождения Работников (55 лет и далее через каждые 10 лет), в зависимости от стажа работы в обществе исходя из принципа — чем продолжительнее стаж, тем больше выплата.
Согласно п. 3.5 ОТС, вознаграждения (надбавки) за выслугу лет (стаж работы), относятся к постоянной части заработной платы.
Таким образом, суды правомерно пришли к выводу, что выплаты единовременного вознаграждения ко Дню юбилейной даты Работников, поставлены в зависимость от продолжительности трудовых отношений работника с Обществом, т.е. могут быть квалифицированы как надбавки за стаж работы и отнесены к постоянной части заработной платы.
Указанные выплаты осуществлены в т.ч. в целях дополнительной мотивации работников Общества, закрепления кадров, создания и сохранения стабильного, высококвалифицированного трудового коллектива.
Таким образом, суды правомерно пришли к выводу, что все вышеперечисленные выплаты предусмотрены локальными нормативными актами, принятым в соответствии со ст. ст. 8 и 135 Трудового кодекса Российской Федерации, направлены на повышение продолжительности (стажа) работы в обществе и (или) представляют собой единовременное вознаграждение (премию) за высокие трудовые достижения.
Следовательно, названные премиальные выплаты учтены в составе расходов на оплату труда в полном соответствии со ст. ст. 252 и 255 Налогового кодекса Российской Федерации как предусмотренных локальными нормативными актами налогоплательщика и носящими стимулирующий и (или) компенсирующий характер и связанными с производственной деятельностью Общества.
Учитывая изложенное, суды обоснованно пришли к выводу, что доводы инспекции, приведенные в п. 1.4, 1.5 Решения, противоречат п. 1 ст. 255, п. 24 ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации.
По пункту 1.8 Решения инспекции.
Как следует из материалов дела, инспекцией установлено, что в нарушение пункта 1 ст. 274, 250 Налогового кодекса Российской Федерации ОАО «МРСК Северо-Запада» в составе внереализационных доходов не в полном объеме отражены доходы от полученных страховых возмещений по договорам страхования в размере 25 000 000 руб., в том числе за 2012 год — 25 000 000 руб. Данное нарушение привело к неуплате (неполной уплате) налога на прибыль организаций 5 000 000 руб., в том числе за 2012 год — 5 000 000 руб.
Между тем, сумма страховых возмещений ОАО «СОГАЗ» по договору страхования, отраженная в п. 2.1.3.1 Акта ВНП N 03-01-30/7 от 20.06.2014, в размере 25 000 000 руб. является выплаченным авансом в размере до 50% предварительно рассчитанной суммы страхового возмещения для ускорения темпов проведения аварийно-восстановительных работ в связи с наступлением страхового случая.
Между заявителем и ОАО «СОГАЗ» был заключен договор страхования имущества юридических лиц N 11 РТК 1118 от 31.12.2011 года (далее — Договор). Пунктом 7.10 Договора предусмотрена частичная выплата страхового возмещения в неоспоримой части, если размер заявленного Страхователем убытка превышает 10 000 000,00 руб.
В период с 30 ноября по 02.12.2012 на объектах, принадлежащих ОАО «МРСК Северо-Запада» (филиал «Псковэнерго»), расположенных на территории Псковской области, произошли события, имеющие признаки страхового случая. После проведения оценки размера ущерба на основании пункта 7.10 Договора филиал «Псковэнерго» обратился в страховую компанию ОАО «СОГАЗ» (Письмо от 27.12.2012 N 1500/9396) с просьбой о произведении частичной оплаты понесенных убытков для ускорения темпов проведения аварийно-восстановительных работ на объектах страхователя. В ответ на обращение страховая компания перечислила платеж в размере 25 000 000 руб. по платежному поручению N 541 от 28.12.2012 года. Согласно п. 7.5 договора решение страховщика о признании случая страховым оформляется страховым актом или извещением. На момент перечисления сумма 25 000 000 руб. не была оформлена отдельным страховым актом. Таким образом, указанную сумму на основании п. 3 ст. 380 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) Общество рассматривает как аванс предварительно рассчитанной суммы страхового возмещения.
В течение 2013 года в адрес ОАО «СОГАЗ» было предоставлено несколько пакетов первичных документов, подтверждающих факт затрат на восстановление объектов электросетевого хозяйства, согласно п. 7.3 Договора (сопроводительные письма от 22.02.2013 N 1500/1308, от 27.02.2013 N 1500/1390). Окончательный пакет документов был предоставлен в ОАО «СОГАЗ» с сопроводительным письмом 25.11.2013 N 1530/7360. Общая сумма ущерба составила 79 440 608,71 руб.
В мае 2014 окончательная сумма страхового возмещения по страховому случаю в размере 45 171 251,81 руб. была урегулирована обеими сторонами: Страховщиком и Страхователем. Согласно п. 7.5 договора решение Страховщика о признании случая страховым с указанием суммы страховой выплаты оформляется посредством Страхового акта, который был направлен ОАО «СОГАЗ» 27.05.2014 с сопроводительным письмом N СГ-19073. Общая сумма по Страховому акту N 11 РТК 1118/1/7DN 004/02 составила 45 171 251,81 руб., а страховая выплата с учетом ранее произведенной оплаты — 20 171 251,81 руб. Платежным поручением N 638 от 27.05.2014 на расчетный счет Общества была перечислена оставшаяся часть страхового возмещения в размере 20 171 251,81 руб. В бухгалтерском учете сумма страхового возмещения в полном размере (45 171 251,81 руб.) признана в мае 2014 в качестве прочих доходов от страхового возмещения. Подписанные со стороны ОАО «СОГАЗ» страховые акты N 11 РТК 1118/1/7DN 004 и N 11 РТК 1118/1/7DN 004/02 на суммы страховых выплат 25 000 000 руб. и 20 171 251,81 руб. соответственно были направлены в адрес Общества сопроводительным письмом от 18.07.2014 N СГ-26659 и зарегистрированы обществом 28.07.2014 под N 3237.
Согласно положениям учетной политики ОАО «МРСК Северо-Запада» для целей налогообложения на 2010, 2011, 2012 годы, утвержденной Приказами от 25.12.2009 N 606, от 29.12.2010 N 676, от 30.12.2011 N 606, а также положениям, отраженным в статье 271 НК РФ, доходы для исчисления налога на прибыль в 2010-2012 годах учитывались в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они имели место, независимо от фактического поступления денежных средств, иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав, т.е. по методу начисления.
Таким образом, руководствуясь п. 3 ст. 250 и пп. 4 п. 4 ст. 271 Налогового кодекса Российской Федерации, положениями учетной политики Общества, пунктами 7.5 и 7.10 Договора и представленными ОАО «СОГАЗ» первичными документами, суды обеих инстанций правомерно пришли к выводу, что общество правомерно отразило в мае 2014 в составе прочих доходов доход от страхового возмещения в размере 45 171 251,81 руб.
По пункту 1.11 Решения инспекции.
Как следует из материалов дела, инспекцией установлено, что в нарушение п. 1 ст. 252, п. 1 ст. 252, пп. 2 п. 2 ст. 265, п. 2 ст. 266 Налогового кодекса Российской Федерации ОАО «МРСК Северо-Запада» неправомерно включило в состав внереализационных расходов суммы списанной дебиторской задолженности за 2010 и 2012 годы в размере 1 796 704,69 рублей, что привело к доначислению налога на прибыль организаций за 2010, 2012 годы в размере 359 341 рубль.
Основанием для начисления указанной суммы налога явились выводы Межрегиональной инспекции о том, что срок исковой давности по взысканию безнадежной задолженности истек ранее периода списания дебиторской задолженности.
Однако, как установлено судами, между ОАО «Колэнерго» (заказчик) и ISBA Management Ltd (исполнитель) заключен договор на оказание образовательных услуг от 12.07.2005 N 96201. В соответствии с пунктом 1.1 договора заказчик поручает, а исполнитель обязуется на условиях данного договора оказать образовательные услуги (проведение обучающего семинара) по содержанию и направленности интересующей Заказчика и заявленной Заказчиком в программе информационного и консультационно-справочного обслуживания. Согласно пункту 1.3 Договора срок исполнения обязательств: 04.09.2005 по 11.09.2005. Срок исполнения обязательств может быть перенесен по дополнительному согласованию сторон, но не может превышать 90 дней с момента установленных сроков проведения мероприятия.
В соответствии с условиями Договора ОАО «Колэнерго» перечислило на счет контрагента авансовый платеж в размере 100%.
Услуги компанией ISBA Management Ltd оказаны не были. В адрес ISBA Management Ltd направлялась претензия от 30.03.2006 N 1-26/1329 о возврате уплаченных денежных средств. Указанные требования оставлены без исполнения, от получения претензии адресат отказался.
ОАО «Колэнерго» (правопреемник ОАО «МРСК Северо-Запада») обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с иском о взыскании уплаченного авансового платежа в сумме 585 718,33 руб. Определением от 15.03.2007 по делу N А42-1262/2007 исковое заявление возвращено заявителю в связи с неподсудностью.
Задолженность по контрагенту ISBA Management Ltd образовалась в октябре 2005 года и срок исковой давности по ней истек в 2008 году.
Также судами установлено, что филиалом ОАО «МРСК Северо-Запада» «Колэнерго» включена в состав внереализационных расходов дебиторская задолженность по контрагенту Межрайонная ИФНС России N 7 по Мурманской области в размере 13 203,82 руб. Данная задолженность образовалась в связи с повторной уплатой госпошлины по решению Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.09.2004 N А56-15743/04 в размере 13 203,82 рубля. Первый раз данная сумма была добровольно уплачена ОАО «Колэнерго» в доход федерального бюджета платежным поручением от 14.10.2005 N 5232 вместе с исполнительским сбором. Повторно сумма в размере 13 203,82 рубля списана с расчетного счета ОАО «Колэнерго» по инкассовому поручению от 28.10.2005 N 7186 в пользу ИФНС N 7 по Мурманской области.
В соответствии с пп. 8 п. 1 ст. 333.20 Налогового кодекса Российской Федерации в случае, если истец освобожден от уплаты государственной пошлины в соответствии с главой 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации государственная пошлина уплачивается ответчиком (если он не освобожден от уплаты государственной пошлины) пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.
В соответствии с пунктом 7 статьи 333.40 Кодекса возврат или зачет излишне уплаченных (взысканных) сумм государственной пошлины производится в порядке, установленном главой 12 Кодекса.
Пунктом 7 статьи 78 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что заявление о зачете или о возврате суммы излишне уплаченного налога может быть подано в течение трех лет со дня уплаты указанной суммы, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.
Как установлено судами, согласно Решению об отказе в осуществлении зачета (возврата) Межрайонной ИФНС N 7 по Мурманской области от 29.09.2009 N 715-43831 возврат госпошлины в сумме 13 203,82 рублей не произведен, так как к заявлению о возврате госпошлины прилагаются: решения, определения, справки судов, кроме того заявление подано по истечении трех лет со дня уплаты налога.
В отношении дебиторской задолженности ИФНС по г. Мурманску судами установлено, что арбитражными судами Мурманской области были вынесены решения о возврате ОАО «Колэнерго» из федерального бюджета государственной пошлины от 12.05.2005 по делу N А42-1605/2005 в сумме 100 руб.; от 04.05.2005 по делу N А42-1617/2005 в сумме 100 руб.; от 04.04.2005 по делу N А42-1684/2005 в сумме 11 912,00 руб.; от 29.04.2005 по делу N А42-2303/2005 в сумме 12 272,07 руб.; от 28.04.2005 по делу N А42-2455/2005 в сумме 574,30 руб.
Справки на возврат государственной пошлины, выданные Арбитражным судом Мурманской области, в период реорганизации 2005 года ОАО «Колэнерго» были утеряны. Письмами от 22.08.2007 и 23.08.2007 Арбитражных судов Мурманской области в повторной выдаче справок было отказано.
Акты сверки с ИФНС по г. Мурманску по государственной пошлине отсутствуют.
Задолженность по контрагенту ИФНС по г. Мурманску образовалась в апреле и мае 2005 года и срок исковой давности по ней не прерывался, таким образом, срок исковой давности по данной задолженности истек в апреле и мае 2008 года.
Таким образом, как установлено судами, налоговым органом не оспаривается обоснованность и документальном подтверждении списания дебиторской задолженности с истекшими сроками исковой давности, а делается вывод о несвоевременном списании.
В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, суммы безнадежных долгов, а в случае, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва.
Согласно пункту 2 статьи 266 Налогового кодекса Российской Федерации сомнительным долгом признается любая задолженность перед налогоплательщиком, возникшая в связи с реализацией товаров, выполнением работ, оказанием услуг, в случае, если эта задолженность не погашена в сроки, установленные договором, и не обеспечена залогом, поручительством, банковской гарантией.
Согласно пункту 1 статьи 272 Налогового кодекса Российской Федерации расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений главы 25 Кодекса, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений статей 318 — 320 Налогового кодекса Российской Федерации.
В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
Пунктом 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 НК РФ.
Согласно пунктам 1, 2 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.
По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения.
По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства.
Таким образом, суды правомерно пришли к выводу, что истечение срока исковой давности является одним из оснований отнесения дебиторской задолженности в состав внереализационных расходов как долга, нереального к взысканию.
С учетом вышеизложенного, судами обоснованно сделан вывод, что исходя из норм пункта 1 статьи 54 Налогового кодекса Российской Федерации общество, обнаружив несвоевременное списание дебиторской задолженности с истекшими сроками исковой давности, имеет право провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за период, в котором были совершены указанные ошибки (искажения) либо провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый (отчетный) период, в котором выявлены ошибки (искажения), относящиеся к прошлым налоговым (отчетным) периодам так как допущенные ошибки (искажения) привели к излишней уплате налога.
Следовательно, Межрегиональной инспекцией необоснованно сделан вывод на основании пункта 2 статьи 266, пункта 1 статьи 54, пункта 1 статьи 272 Налогового кодекса Российской Федерации о неправомерном включении в состав внереализационных расходов суммы дебиторской задолженности, срок исковой давности по которой истек.
Материалами проверки в отношении дебиторской задолженности по ООО «Промфильтрация» установлено следующее.
ОАО «МРСК Северо-Запада» имеет просроченную дебиторскую задолженность в сумме 112 735,69 рублей по договору от 07.04.2006 N 07/04, заключенному между ООО «Промфильтрация» и ОАО «АЭК «Комиэнерго» (правопреемник ОАО «МРСК Северо-Запада») на поставку мобильной фильтрационной установки NFET 14/7400R.
Согласно разделительному балансу, при реорганизации ОАО «АЭК «Комиэнерго», правопреемником в части прав и обязанностей по договору от 07.04.2006 N 07/04 являлось ОАО «Коми региональная генерирующая компания».
До передачи указанного договора правопреемнику по акту приема-передачи ОАО «АЭК «Комиэнерго» осуществило авансовый платеж по счету от 11.04.2006 N 34 в размере 112 735,69 рублей по платежному поручению от 25.05.2006 N 160.
Письмом от 25.09.2006 N 003/82 ОАО «Коми региональная генерирующая компания» уведомило ООО «Промфильтрация» о своем правопреемстве и обратилось с просьбой выставить счет-фактуру за поставленное оборудование.
Письмом от 06.02.2007 N 5 ООО «Промфильтрация» направило все необходимые документы по поставке в адрес ОАО «Коми региональная генерирующая компания».
Таким образом, суды правомерно пришли к выводу, что обязательства по договору от 07.04.2006 N 07/04 ООО «Промфильтрация» исполнило в полном объеме, у ОАО «АЭК «Комиэнерго» образовалась дебиторская задолженность, а у ОАО «Коми региональная генерирующая компания» — кредиторская задолженность.
В соответствии с пунктом 4 статьи 58 Гражданского кодекса Российской Федерации при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом.
Согласно пункта 1 статьи 59 пунктом 4 статьи 58 Гражданского кодекса Российской Федерации передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и обязательства, оспариваемые сторонами.
Как установлено судами, согласно разделительному балансу при реорганизации ОАО «АЭК «Комиэнерго», правопреемником в части прав и обязанностей по договору от 07.04.2006 N 07/04 являлось ОАО «Коми региональная генерирующая компания». Таким образом, дебиторская задолженности при перечислении авансового платежа ОАО «АЭК «Комиэнерго» в счет поставки в адрес ООО «Промфильтрация» перешла по разделительному балансу к правам ОАО «Коми региональная генерирующая компания», правопреемником которого в дальнейшем является ОАО «ТГК-9». Об этом также свидетельствует ответ ОАО «ТГК-9» от 29.01.2010 N 101/255 в адрес филиала ОАО «МРСК Северо-Запада» «Комиэнерго», в котором указано, что по данным бухгалтерского учета у ОАО «ТГК-9» как компании, которая приняла обязательства ОАО «Коми региональная генерирующая компания» при реформировании ОАО «АЭК Комиэнерго», по состоянию на 29.01.2010 кредиторской задолженности по взаимоотношениям с ООО «Промфильтрация» не числится.
На основании данного письма инспекцией сделан вывод о том, что ООО «Промфильтрация» не являлось должником ОАО «АЭК Комиэнерго» (правопреемник ОАО «МРСК Северо-Запада»), соответственно, у ОАО «МРСК Северо-Запада», как правопреемника ОАО «АЭК Комиэнерго», не образовалась дебиторская задолженность по контрагенту ООО «Промфильтрация» и включение суммы в размере 112 735,69 руб. в состав внереализационных расходов неправомерно.
Однако, как установлено судами, в материалы дела было предоставлено письмо от 06.02.2007 N 5 (ответ на запрос филиала «Комиэнерго» от 24.01.2007 N 110/397 «О возврате денежных средств»), в котором ООО «Промфильтрация» подтверждает (абзац первый) получение денежных средств по договору с ОАО «Комиэнерго» за поставку оборудования ОАО «Коми РГК».
В соответствии со ст. 203 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности прерывается предъявление иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.
Таким образом, как правильно указали суды, срок исковой давности прерывается и истекает 06.02.2010.
С учетом изложенного, суды правомерно пришли к выводу, что на основании пункта 2 статьи 266, пункта 1 статьи 54, пункта 1 статьи 272 Налогового кодекса Российской Федерации общество правомерно включило в состав внереализационных расходов суммы дебиторской задолженности ООО «Промфильтрация» по которой истек срок исковой давности.
По пункту 3.1 решения инспекции.
Как установлено судами, в спорном решении заинтересованное лицо вменяет ОАО «МРСК Северо-Запада» занижение налоговой базы по налогу на имущество организаций в связи с необоснованным применением налоговой льготы за 2010 — 2012, что, по мнению налогового органа, является нарушением ст. 374, п. 11 ст. 381 Налогового кодекса Российской Федерации привело к неуплате (неполной уплате) налога на имущество организаций в сумме 10 538 284 руб.
Заинтересованным лицом отказано обществу в применении льготы по налогу на имущество в отношении автодорог (проезды, площадки и т.п.), ограждений (заборы, ворота и т.п.), зданий (административные, гаражи и т.п.), поскольку указанные объекты не могут являться неотъемлемой технологической частью линий энергопередачи.
Как правильно указано судами обеих инстанций, неправильное указание кода ОКОФ не является основанием для отказа в применении льготы по налогу на имущество (ст. 381 НК РФ, в редакции, действовавшей в проверяемых периодах).
Факт неправильного присвоения кода ОКОФ не свидетельствует об отсутствии у налогоплательщика права на применение льготы.
Если инвентарная карточка составлена по старой форме и в ней отсутствует код объекта по ОКОФ, такая карточка также может служить подтверждающим правомерность использования льготы документом, поскольку содержит данные, необходимые для определения кода ОКОФ, соответствующего данному объекту.
Таким образом, при условии соответствия наименования объекта и его функционального назначения критериям, поименованным в перечне, формальное несоответствие кодов ОКОФ не имеет правового значения.
Как установлено судами, обществом применена льгота к следующим объектам основных средств: Автодороги (проезды, площадки, подъезды и т.п.).
При этом льгота может быть заявлена по двум основаниям: по коду ОКОФ 14 3115020 «подстанции трансформаторные комплектные и блочные», поскольку дороги входят в состав трансформаторных подстанций, являются их частью и по коду ОКОФ 11 4521012 «инженерное сооружение для размещения специального оборудования электрических и тепловых сетей», так как дороги (проезды, площадки) являются инженерными сооружениям для размещения трансформаторов, ОРУ. ЗРУ и т.п. — специального оборудования трансформаторных подстанций.
Пунктом 4.2.6 «Правил устройства электроустановок», утвержденных Приказом Минэнерго РФ от 20.06.2003 г. N 242 (далее — ПУЭ) определено, что трансформаторная подстанция включает в себя трансформаторы, распределительные устройства, устройства управления, технологические и вспомогательные сооружения, то есть и в том числе дороги.
Согласно Приказу Минэнерго РФ от 30.06.2003 N 288 «Об утверждении Рекомендаций по технологическому проектированию подстанций переменного тока с высшим напряжением 35 — 750 кВ», а также «Стандарт организации. Нормы технологического проектирования подстанций переменного тока с высшим напряжением 35-750 кВ (НТП ПС)» (утв. и введен в действие Приказом ОАО «ФСК ЕЭС» от 13.04.2009 N 136), для ПС предусматриваются следующие виды автомобильных дорог: подъездная дорога для связи ПС с общей сетью автомобильных дорог; резервный подъезд к ПС (при площади ПС более 5 га); внутриплощадочные автомобильные дороги.
Для перевозки тяжелых грузов (трансформаторов, шунтирующих реакторов, СК) от разгрузочной площадки железнодорожной станции или причала водного транспорта до площадки ПС в случае отсутствия подъездного железнодорожного пути разрабатывается автодорожный маршрут.
Проект подъездных Автомобильных дорог ПС увязывается со схемами районных планировок и с генеральными планами населенных пунктов и промышленных предприятий при расположении площадки в пределах последних.
Подъездные автомобильные дороги относятся к V категории по строительным нормам и правилам и, как правило, имеют ширину проезжей части 4, 5 м, а в пределах населенных пунктов — в соответствии с типом существующих или проектируемых Автомобильных дорог по согласованию с местными организациями. При доставке оборудования трейлерами грузоподъемностью 200 т и более ширина проезжей части уточняется в каждом конкретном случае в зависимости от габаритов транспортных средств.
Внутриплощадочные автомобильные дороги имеют ширину проезжей части 3, 5 м, кроме трейлерного проезда, являющегося продолжением подъездной автодороги в пределах площадки, ширина которого выполняется равной 4,5 м.
Покрытие ремонтных площадок у трансформаторов выполняется аналогично покрытию основных внутриплощадочных дорог.
Автомобильные дороги, являющиеся также и пожарными проездами с усовершенствованным облегченным покрытием, предусматриваются, как правило, к следующим зданиям, сооружениям и установкам: трансформаторам, шунтирующим реакторам, СК, к зданию маслохозяйства и емкостям масла, ОПУ, ЗРУ, вдоль рядов выключателей ОРУ напряжением 110 кВ и выше, вдоль батарей конденсаторов статических компенсаторов, к каждой фазе выключателей 330 — 750 кВ, компрессорной, складу хранения водорода и материальному складу, насосным резервуарам воды.
Ко всем остальным зданиям и сооружениям предусматриваются проезды с щебеночным (гравийным) или грунтощебеночным покрытием, обеспечивающим круглогодичный проезд автотранспорта.
Внутриплощадочные автодороги ПС напряжением 220 кВ и выше проектируются, как правило, по кольцевой системе.
Покрытие проезжей части подъездных основных внутриплощадочных Автомобильных дорог выполняется: для ПС 35 и 110 кВ с использованием местных дорожно-строительных материалов на основе сравнения вариантов: щебеночное или гравийное; чернощебеночное или черногравийное.
В отдельных случаях при специальном обосновании для ПС ПО кВ возможно устройство асфальтобетонного, цементобетонного покрытия.
При отсутствии местных дорожных строительных материалов покрытие дорог на ПС, расположенных в северной строительно-климатической зоне, выполняется из сборных железобетонных плит.
При благоприятных грунтовых условиях, обеспечивающих круглогодичный проезд автотранспорта для ПС 35 и 110 кВ, можно проектировать автомобильные дороги с низшим покрытием (из грунтов, улучшенных местным каменным материалом).
Вместе с тем, для ПС 220 кВ и выше: асфальтобетонное; с применением сборных железобетонных плит при специальном обосновании (отсутствие местных дорожных строительных материалов, асфальтобетонных заводов, неблагоприятные климатические и гидрологические условия), когда это требуется по условиям доставки тяжелого оборудования.
В отдельных случаях при отсутствии в районе сооружения ПС 220 — 750 кВ асфальтобетонных заводов и наличии автомобильных дорог с переходным покрытием (щебеночное, гравийное и др.), обеспечивающих круглогодичное движение автотранспорта и безрельсовую доставку тяжеловесного оборудования, возможно покрытие автомобильных дорог ПС, аналогичное существующему на дорогах, к которым осуществляется примыкание.
Покрытие подъездных дорог ПС ПО кВ и выше протяженностью до 200 м, примыкающих к дорогам с усовершенствованным покрытием, и участок внутриплощадочной дороги до места установки или разгрузки тяжелого оборудования можно выполнять из сборных железобетонных плит.
Существующие автодороги на реконструируемой ПС обследуются на возможность их дальнейшего использования с точки зрения технического состояния их конструкции и габаритов для провозки и обслуживания вновь устанавливаемого оборудования. При необходимости выполняется проект реконструкции автодорог.
В ст. 3 Федерального закона Российской Федерации «Об электроэнергетике» указано, что услуги по передаче электрической энергии — комплекс организационно и технологически связанных действий, в том числе по оперативно-технологическому управлению, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей в соответствии с обязательными требованиями.
Таким образом, Федеральным законом закреплено, что оказание услуг по передаче электрической энергии возможно только при условии выполнения технологически связанных действий через технические устройства электрических сетей.
Согласно разделу III Перечень видов недвижимого и движимого имущества, входящего в состав электросетевых единых производственно-технологических комплексов Приказа Министерства Промышленности и энергетики РФ N 295 от 01.08.2007 «О перечнях видов имущества, входящего в состав единого производственно-технологического комплекса организации-должника, являющейся субъектом естественной монополии топливно-энергетического комплекса» (зарегистрирован в Минюсте РФ 20.08.2007 N 10026) в состав такого имущества входят в т.ч.: площадки технологического оборудования; внутриплощадочные дороги, проезды и площадки; подъездные автодороги и проезды.
Указанным актом констатировано, что в т.ч. вышеуказанное имущество входит в состав единого производственно-технологического комплекса субъекта естественной монополии в разделе III Перечень видов недвижимого и движимого имущества, входящего в состав электросетевых единых производственно-технологических комплексов.
Ссылка на данный акт приведена как доказательство, подтверждающее тот факт, что дороги, площадки, проезды и пр. являются неотъемлемой технологической частью линий энергопередачи.
Таким образом, суды правомерно пришли к выводу, что в соответствии с требованиями действующего законодательства ОАО «МРСК Северо-Запада» не имеет право эксплуатировать электросетевые объекты, а в частности, трансформаторные подстанции при отсутствии льготируемых объектов (дорог). Данные объекты сооружены в соответствии с Приказами Минэнерго РФ от 20.06.2003 N 242, от 30.06.2003 N 288, являются неотъемлемой технологической частью трансформаторных подстанций и без данных объектов эксплуатация оборудования электрических сетей невозможна.
Кроме того, как правильно указано судами, строительство и эксплуатация энергетического оборудования, поименованного в Перечне N 504 (подстанции, трансформаторы, ОПУ, ЗРУ, ОРУ и пр.) невозможно в отсутствие инженерных сооружений для размещения специального оборудования — автодорог, проездов, площадок и пр., поэтому Нормами технологического проектирования подстанций с высшим напряжением 35 — 750 кВ (ОНТП 5-78, Минэнерго СССР) предусмотрены соответствующие обязанности по их строительству и эксплуатации.
Следовательно, является обоснованным вывод судов, что автодороги (проезды, площадки и т.п.), также являются неотъемлемой технологической частью инженерных сооружений для размещения специального оборудования электрических сетей, в связи с чем, подлежат льготированию на основании п. 11 ст. 381 Налогового кодекса Российской Федерации.
Также судами установлено, что по аналогичным поименованным выше основаниям заявлена льгота в отношении ограждений (заборов, ворот и т.п.).
Указанные сооружения, являются инженерными сооружениями для размещения специального оборудования (ТП, ОРУ, ЗРУ и т.п.) и их неотъемлемой технологической частью.
Так, согласно п. 4.2.29 Правил устройства электроустановок (утв. Приказом Минэнерго N 242 от 20.06.2003) сетчатые и смешанные ограждения токоведущих частей и электрооборудования должны иметь высоту над уровнем планировки для ОРУ и открыто установленных трансформаторов 2 или 1,6 м (с учетом требований 4.2.57 и 4.2.58 ПУЭ), а над уровнем пола для ЗРУ и трансформаторов, установленных внутри здания, 1,9 м; сетки должны иметь отверстия размером не более 25 x 25 мм, а также приспособления для запирания их на замок. Нижняя кромка этих ограждений в ОРУ должна располагаться на высоте 0,1 — 0,2 м, а в ЗРУ — на уровне пола.
Поскольку ограждение (забор, ворота и т.п.), является инженерным сооружением для размещения специального оборудования и представляет собой неотъемлемую технологическую часть ОРУ/ЗРУ/трансформатора, суды правомерно пришли к выводу, что данный объект включается в перечень имущества, льготируемый в соответствии с п. 11 ст. 381 Налогового кодекса Российской Федерации.
Льгота применена к имуществу, которое является неотъемлемой технологической частью объектов, указанных в Перечне имущества, относящегося к линиям энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов (утв. Постановлением Правительства РФ N 504 от 30.09.2004). К таким объектам относятся здания.
Указанные объекты включены в состав льготы по налогу на имущество в связи с тем, что имеется полное соответствие основного средства и его функционального назначения графе «Примечания» Перечня по коду ОКОФ 11 4521012 — «инженерные сооружения для размещения специального оборудования электрических и тепловых сетей, общестанционного пункта управления, трансформаторной подстанции, блочной комплектной трансформаторной подстанции и т.д., закрытого распределительного устройства, переходного пункта, автоматического подпитывающего устройства маслонаполненных кабелей высокого давления, подпитывающего низкого давления, электролизной установки, компрессорной установки, преобразовательной подстанции (установки), павильонов тепловой сети, насосно-перекачивающих станций, зданий линейно-эксплуатационной службы, предназначенных для размещения электросетевого оборудования линий электропередачи и подстанций», соответствующие описанию графы «Примечания» Перечня по коду ОКОФ 11 4521012.
Поскольку здания предназначены в т.ч. для размещения специального электросетевого оборудования электрических сетей — диспетчерского пункта (щита), трансформаторов (иного оборудования, поименованного в Постановлении N 504), льгота заявлена в отношении имущества, прямо поименованного в Постановлении Правительства РФ N 504 от 30.09.2004 по коду ОКОФ 11 4521012.
В статье 3 Федерального закона РФ «Об электроэнергетике» N 35-ФЗ от 26.03.2003 указано, что услуги по передаче электрической энергии — комплекс организационно и технологически связанных действий, в том числе по оперативно-технологическому управлению, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей в соответствии с обязательными требованиями.
Таким образом, названным Законом закреплено, что оказание услуг по передаче электрической энергии возможно только при условии выполнения технологически связанных действий через технические устройства электрических сетей.
Кроме того, согласно разделу III Перечень видов недвижимого и движимого имущества, входящего в состав электросетевых единых производственно-технологических комплексов Приказа Министерства Промышленности и энергетики РФ N 295 от 01.08.2007 «О перечнях видов имущества, входящего в состав единого производственно-технологического комплекса организации-должника, являющейся субъектом естественной монополии топливно-энергетического комплекса» (зарегистрирован в Минюсте РФ 20.08.2007 N 10026) в состав такого имущества входят в том числе: административно-бытовые здания; ремонтно-эксплуатационные здания и сооружения; производственно-технологические здания и сооружения; вспомогательные и складские здания и сооружения; и т.д.
Таким образом, является правомерным вывод судов, что здания, являются неотъемлемой технологической частью линий энергопередачи, в связи с чем, подлежат льготированию на основании п. 11 ст. 381 Налогового кодекса Российской Федерации. Аналогичные выводы содержатся и в судебной практике.
Как установлено судами, спорное здание представляет собой единое сооружение и в балансе значится стоимость всего здания.
Следовательно, суды обоснованно пришли к выводу, что учитывая пункт 11 статьи 381 Налогового кодекса РФ, налогоплательщиком правомерно применена льгота и в расчет среднегодовой стоимости имущества, облагаемого налогом, не включена стоимость административного корпуса с пристройкой Читинской генерации (ТЭЦ-2).
Учитывая, что по данному вопросу инспекцией допущены нарушения норм материального права (п. 11 ст. 381 Налогового кодекса Российской Федерации), суды правомерно признали решение в данной части недействительным.
По пункту 4.1 решения инспекции.
Инспекцией установлено несвоевременное перечисление удержанных сумм налога на доходы физических лиц по Производственному отделению «Великоустюгские электрические сети», по Производственному отделению «Череповецкие электрические сети», по Производственному отделению «Кирилловские электрические сети» филиала «Вологдаэнерго» филиала «Вологдаэнерго» ОАО «МРСК Северо-Запада». В соответствии со статьей 75 НК РФ за каждый день просрочки исполнения обязанности по уплате налога на доходы физических лиц в 2010, 2011, 2012 годах начислено пени в размере 31 555 руб. В соответствии со статьей 123 НК РФ за невыполнение обязанности по удержанию и (или) перечислению налога на доходы физических лиц в установленный срок в 2010, 2011 годах начислен штраф в размере 3 433 685 руб.
Как установлено судами, налогоплательщиком допускалась незначительная задержка в перечислении удержанных сумм налога на 1 день. При сумме ежемесячно удерживаемого налога около 1,5 миллионов рублей, общей сумме удержанного за 3 года налога около 47 миллионов рублей сумма пени за этот же период составила всего 31 555 руб., что свидетельствует о незначительной задержке перечисления налога. При этом сумма штрафа по оспариваемому решению — 3 433 685,00 руб.
Заявитель также ссылается на отсутствие умысла на совершение правонарушения. Задержка в своевременном перечислении в бюджет НДФЛ в основном на один рабочий день связана с работой банковской системы и программы «Банк-Клиент». Обязанность налогового агента, в перечислении удерживаемого налога осуществлялась в течение следующего дня, а также на отсутствие недоимки по НДФЛ в период проверки и совершение правонарушения впервые.
Суды правомерно пришли к выводу, что начисления штрафных санкций в соответствии с п. 1 статьи 122 НК РФ в сумме 950 586 руб. и пени за просрочку платежа в сумме 128 805 руб. по налогу на прибыль необоснованно по следующим основаниям.
Судами установлено, что штраф по налогу на прибыль, зачисляемый в федеральный бюджет и в бюджеты субъектов РФ по филиалам Общества «Архэнерго», «Вологдаэнерго», «Карелэнерго», «Колэнерго» «Комиэнерго», «Новгородэнерго», «Псковэнерго» и Исполнительному аппарату был рассчитан Инспекцией в размере 20% от суммы максимальной недоимки с учетом доначислений налога на прибыль по ВНП за 2010 — 2012 год, возникшей за период с 28.03.2011 по 22.09.2014.
При этом, как правильно указали суды, в рассматриваемом случае штраф должен быть рассчитан в размере 20% от суммы недоимки с учетом доначислений налога по ВНП за 2010-2012 год по состоянию на 28.03.2012 и по состоянию на 28.03.2013, а не с суммы максимальной недоимки с учетом доначислений налога, возникшей за период с 28.03.2011 по 22.09.2014. По данным общества по состоянию на 28.03.2012 и по состоянию на 28.03.2013 с учетом доначислений налога недоимка не возникает, поэтому штраф по налогу на прибыль начислен неправомерно.
Согласно анализу приложения к Акту ВНП расчет штрафа производился от суммы переплаты по КРСБ по состоянию на 28.03.2012 и 28.03.2013. Штраф за 2010 год начислен не был в связи с истечением срока исковой давности.
Согласно расчету общества, подготовленному на основании выписки операций по расчету с бюджетом, по сроку уплаты 28.03.2012 переплата налога на прибыль составила 32 258 423,37 руб., по сроку уплаты 28.03.2013 переплата налога на прибыль составила 19 509 331,00 руб. и соответственно с учетом доначислений налога по налоговой проверке недоимки не возникает.
Примененная Инспекцией методика расчета в Приложении к Акту по сроку уплаты налога не могла повлиять на расчет штрафа в связи с изменениями в КРСБ за период от даты вынесения Акта 20.06.2014 до даты вынесения Решения 22.09.2014, в связи с чем обществу в июле — сентябре 2014 были осуществлены возвраты переплат и зачеты в счет уплаты НДС.
В Решении Инспекция применила другую методику расчета, были выбраны наименьшие переплаты из КРСБ за период от даты по сроку уплаты налога до даты вынесения Решения и с учетом доначисленного налога рассчитан штраф. На основании анализа КРСБ для начисления штрафа суммы переплаты в КРСБ Инспекцией были выбраны за период июль — сентябрь 2014.
Таким образом, с учетом необоснованного начисления штрафа за 2010 год в связи с истечением срока исковой давности и начислением штрафа на суммы наименьших переплат из КРСБ за период от даты по сроку уплаты налога до даты вынесения Решения, увеличенной на сумму доначисленного по Решению налога на прибыль, а также не учете смягчающих обстоятельств, имеющих место в рассматриваемом случае (совершение правонарушения впервые, незначительные в большинстве периоды просрочки), одновременно, учитывая и многочисленное количество фактов просрочки платежей, на основании ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды правомерно пришли к выводу о признании недействительным начисление штрафа обществу по п. 4.1 в размере 1 700 000,00 руб.
Отказывая заявителю в удовлетворении заявленных требований, суды правомерно исходили из того, что решение налогового органа соответствует действующему налоговому законодательству и не нарушает права и законные интересы заявителя.
Доводы заявителей кассационных жалоб о несогласии с оценкой судами имеющихся в деле доказательств по сути направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.
Исходя из изложенного, судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права.
Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражными судами первой и апелляционной инстанции при вынесении обжалуемых судебных актов, не допущено.
Иные доводы о нарушении судами первой и апелляционной инстанций норм права, приведенные в кассационных жалобах, подлежат отклонению, поскольку основаны на неправильном толковании норм права, а также как направленные на переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, которая в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
Руководствуясь ст. ст. 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 02 июня 2015 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 апреля 2016 года по делу N А40-17590/2015 — оставить без изменения, а кассационные жалобы ОАО «МРСК Северо-Запада», МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 4 — без удовлетворения.

Председательствующий судья
А.А.ДЕРБЕНЕВ

Судьи
Т.А.ЕГОРОВА
А.В.ЖУКОВ

Пожалуйста, оцените публикацию:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Карточка публикации

Разделы: , , ,
Рубрика:
Объекты / Виды начислений:
Последнее изменение: 10.09.2018
Данную публикацию можно обсудить в комментариях ниже.
Обратите внимание! В комментариях наши кураторы не отвечают на вопросы по программам 1С.
Задать вопрос нашим специалистам можно по ссылке >>

Добавить комментарий