Постановление ФАС УО от 22.04.2014 N Ф09-1388/14 по делу N А60-18171/2013

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 22 апреля 2014 г. N Ф09-1388/14

Дело N А60-18171/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 17 апреля 2014 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 22 апреля 2014 г.
Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Жаворонкова Д.В.,
судей Гавриленко О.Л., Токмаковой А.Н.
рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы ОАО «Уральский банк реконструкции и развития» (ИНН: 6608008004, ОГРН: 1026600000350; далее ОАО «УБРиР», общество, налогоплательщик) и Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Екатеринбурга (ИНН: 6661009067, ОГРН: 1046604027414; далее — Инспекция, налоговый орган) на решение Арбитражного суда Свердловской области от 30.09.2013 по делу N А60-18171/2013 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2013 по тому же делу.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на официальном сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании приняли участие представители ОАО «УБРиР» — Орлова О.И. (доверенность от 14.04.2014), Тутко Ю.М. (доверенность от 14.04.2014), Радыгина И.В. (доверенность от 14.04.2014), Чупин Ю.В. (доверенность от 31.12.2013); Инспекции — Матвеев А.А. (доверенность от 02.02.2014), Шокин Е.С. (доверенность от 31.12.2013).

Общество обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением (с учетом ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) о признании недействительным решения Инспекции от 29.12.2012 N 16-10-01/263615 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) в виде штрафа в сумме 117 753,95 руб.; привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного ст. 123 Кодекса, в виде штрафа в сумме 4 114 464,60 руб.; доначисления налога на прибыль организаций в сумме 7 095 172 руб.; доначисления налога на добавленную стоимость (далее НДС) в сумме 25 443 514 руб.; — доначисления налога на доходы иностранных юридических лиц в сумме 20478 242 руб.; доначисления налога на доходы физических лиц в сумме 94 081 руб.; начисления пени по состоянию на 29.12.2012 в сумме 11 491 151,39 руб.
Решением суда от 30.09.2013 (судья Окулова В.В.) заявленные требования удовлетворены полностью.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2013 (судьи Полевщикова С.Н., Гулякова Г.Н., Голубцов В.Г.) решение суда отменено в части признания недействительным решения инспекции о доначислении налога на прибыль по эпизоду, касающегося завышения расходов в виде прощения части долга; доначисления налога на добавленную стоимость, по эпизоду, касающегося расчета НДС с межценовой разницы при реализации имущества, соответствующих пеней и штрафа. В указанной части в удовлетворении требований отказано.
В кассационной жалобе налоговый орган просит судебные акты отменить в части удовлетворенных требований общества, ссылаясь на неправильное применение судом норм налогового законодательства.
В свою очередь общество считает правомерным исчисление налога на добавленную стоимость по п. 3 ст. 154 Кодекса с межценовой разницы при реализации имущества, налога на прибыль по эпизоду касающегося завышения расходов в виде прощения части долга.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции на основании ст. 274, 284, 286, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
1. По мнению налогового органа, общество при определении стоимости реализованных объектов недвижимого имущества в нарушение законодательства о бухгалтерском учете (Приказа Минфина РФ от 30 марта 2001 г. N 26н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, «Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств», утв. Приказом Минфина России от 13.10.2003 N 91н) неправильно определило текущую (восстановительную) стоимость основных средств по причине применения неправильной методики переоценки.
Возражая на доводы жалобы, общество указало, что инспекция вместо получения текущей восстановительной стоимости путем перерасчета просто приравняла ее к определенной оценщиком текущей рыночной стоимости. Признавая решение Инспекции недействительным в данной части, суды правомерно исходили из того, что бухгалтерский учет основных средств ведется организациями в соответствии с нормами Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденного Приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н (ред. от 24.12.2010).
Как указано в пункте 7 Положения, основные средства принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости.
В соответствии с пунктом 8 Положения первоначальной стоимостью основных средств, приобретенных за плату, признается сумма фактических затрат организации на приобретение, сооружение и изготовление, за исключением налога на добавленную стоимость и иных возмещаемых налогов (кроме случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации).
В пунктах 14, 17 Положения указано, что стоимость основных средств, в которой они приняты к бухгалтерскому учету, не подлежит изменению, кроме случаев, установленных законодательством Российской Федерации и настоящим Положением. Изменение первоначальной стоимости основных средств, в которой они приняты к бухгалтерскому учету, допускается в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, частичной ликвидации и переоценки объектов основных средств. Стоимость объектов основных средств погашается посредством начисления амортизации, если иное не установлено настоящим Положением.
В соответствии с Положением по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01″ коммерческая организация может не чаще одного раза в год (на конец отчетного года) переоценивать группы однородных объектов основных средств по текущей (восстановительной) стоимости путем индексации или прямого пересчета по документально подтвержденным рыночным ценам.
Положение по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01″ (зарегистрировано в Минюсте России 28.04.2001 N 2689 применяется в совокупности с Методическими указаниями по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденными Приказом Минфина России от 13.10.2003 N 91н (ред. от 24.12.2010).
Порядок переоценки основных средств, включающий в себя методы переоценки, понятие текущей восстановительной стоимости, механизм и документирование переоценки, определен Методическими указаниями.
Согласно п. 43 Методических указаний переоценка может проводиться двумя методами:
1) путем индексации
2) прямым пересчетом по документально подтвержденным рыночным ценам.
Понятие текущей (восстановительной) стоимости раскрывается в п. 43 Методических указаний, согласно которому под текущей (восстановительной) стоимостью объектов основных средств понимается сумма денежных средств, которая должна быть уплачена организацией на дату проведения переоценки в случае необходимости замены какого-либо объекта.
Что же касается понятия «текущая рыночная стоимость», то оно разъяснено в п. 9.2 Концепции бухгалтерского учета в рыночной экономике России (одобрена Методологическим советом по бухгалтерскому учету при Минфине России).
В частности, текущая рыночная стоимость (стоимость реализации) представляет собой сумму денежных средств или их эквивалентов, которая может быть получена в результате продажи объекта или при наступлении срока его ликвидации.
Таким образом, понятия «текущая (восстановительная) стоимость», и «текущая рыночная стоимость» отличаются друг от друга.
Первое представляет собой стоимость покупки объекта в текущих условиях, а второе — стоимость продажи объекта в текущих условиях.
Для определения текущей (восстановительной) стоимости используются:
— данные на аналогичную продукцию, полученные от организаций-изготовителей;
— сведения об уровне цен, имеющиеся у органов государственной статистики, торговых инспекций и организаций;
— сведения об уровне цен, опубликованные в средствах массовой информации и специальной литературе;
— оценка бюро технической инвентаризации, экспертные заключения о текущей (восстановительной) стоимости объектов основных средств.
Из материалов дела следует, что банком в учетной политике для целей бухгалтерского учета для определения текущей (восстановительной) стоимости выбран способ — экспертное заключение (отчеты оценщика).
В соответствии с п. 46 Методических указаний исходными данными для переоценки объектов основных средств являются:
— первоначальная стоимость или текущая (восстановительная) стоимость (если объект переоценивался ранее), по которой они учитываются в бухгалтерском учете на дату переоценки;
— сумма амортизации, начисленной за все время использования объекта по состоянию на указанную дату;
— документально подтвержденные данные о текущей (восстановительной) стоимости переоцениваемых объектов основных средств по состоянию на 31 декабря отчетного года.
Таким образом, на дату первой переоценки следует определить разницу между стоимостью объекта, по которой он учитывался, и текущей (восстановительной) стоимостью; определить коэффициент пересчета, определить сумму амортизации с учетом коэффициента пересчета; определить разницу между суммой пересчитанной амортизации и суммой накопленной амортизации и определить сумму дооценки.
Согласно учетной политики общества, текущая (восстановительная) стоимость определена как произведение балансовой стоимости объекта основных средств, учитываемой на балансовом счете 60401, на коэффициент перерасчета, рассчитываемый как частное от деления подтвержденной рыночной стоимости на остаточную стоимость объекта основных средств.
На полученный коэффициент перерасчета также умножается сумма амортизации.
Из представленного расчета, усматривается, что налогоплательщик при определении текущей (восстановительной) стоимости использовал первоначальную стоимость имущества по состоянию на 01.01.2009 (до проведения переоценки), пересчитав ее с применением коэффициента перерасчета (увеличения стоимости) в виде соотношения рыночной стоимости, уменьшенной на сумму амортизации на 01.01.2009 (до проведения переоценки) к первоначальной стоимости.
Налоговый орган при определении текущей (восстановительной) стоимости имущества на дату реализации использовал рыночную стоимость на 01.01.2009 согласно отчету оценщика N 598/08-Б-02.
Таким образом, выводы судов, о том, что инспекция вместо получения текущей (восстановительной) стоимости приравняла ее к определенной оценщиком текущей рыночной стоимости и с применением коэффициента перерасчета переоценила амортизационные отчисления за весь период эксплуатации объекта и для определения остаточной стоимости объекта основных средств вычла из них текущий восстановительный ремонт является правильным, оснований для переоценки данных выводов нет.
2. Основанием доначисления налога на прибыль в результате занижения налоговой базы по налогу на прибыль за 2010 год послужили выводы инспекции о завышении обществом хозяйственных расходов в 2010 году.
Спор сводится к периоду учета расходов в целях налогообложения.
Банк учел расходы по данным сделкам в периоде получения дохода, полагая, что учет данных расходов в 2010 году привел к переплате налога; инспекция считает, что расходы подлежали учету в периоде, когда были фактически понесены.
В соответствии с п. 1 ст. 272 Кодекса расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений настоящей главы, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений статей 318 — 320 Кодекса.
Расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок.
В случае, если сделка не содержит таких условий и связь между доходами и расходами не может быть определена четко или определяется косвенным путем, расходы распределяются налогоплательщиком самостоятельно (абзац 2 п. 1 ст. 272 Кодекса).
При этом, согласно подпункту 3 пункта 7 статьи 272 Кодекса расходы признаются исходя из даты расчетов в соответствии с условиями заключенных договоров или даты предъявления налогоплательщику документов, служащих основанием для произведения расчетов.
Общество ссылается на то, что неправильное определение налогового периода, в котором учтены расходы налогоплательщика, не ведет к безусловному возникновению недоимки.
По мнению общества, не учет данных сумм в расходах более раннего периода свидетельствует об излишней уплате налога ровно в том же объеме, что доначислено за последующие периоды.
По данному эпизоду, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что наличие у общества переплаты за прошлые годы, сложившейся в результате невключения спорных сумм в состав внереализационных расходов прошлых налоговых периодов подтверждается представленными расчетами налоговой базы за отчетные (налоговые) периоды за 2004, 2005, 2008 гг., составленные с учетом расходов, выявленных в 2010 году.
В силу п. 1 ст. 54 Кодекса (в редакции Федерального закона от 26.11.2008 N 224-ФЗ) налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.
При обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем налоговом (отчетном) периоде перерасчет налоговой базы и суммы налога производится за период, в котором были совершены указанные ошибки (искажения).
В случае невозможности определения периода совершения ошибок (искажений) перерасчет налоговой базы и суммы налога производится за налоговый (отчетный) период, в котором выявлены ошибки (искажения).
Налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый (отчетный) период, в котором выявлены ошибки (искажения), относящиеся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, также и в тех случаях, когда допущенные ошибки (искажения) привели к излишней уплате налога.
Указанное положение вступило в силу с 01.01.2010.
Таким образом, расходы, произведенные налогоплательщиком, подлежат учету в целях исчисления налога на прибыль, в том периоде, к которому они относятся.
Однако в тех случаях, когда нельзя определить период совершения ошибок или допущенные ошибки привели к излишней уплате налога, налогоплательщик вправе учесть выявленные ошибки при расчете налога за текущий период.
С учетом того, что судами оценены представленные в дело доказательства, выводы Инспекции о недоказанности не учета спорных расходов при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в предыдущие периоды, и недоказанности излишней уплаты налога являются ошибочными.
3. Основанием для доначисления налога на доходы иностранных юридических лиц, не состоящих на учете в налоговых органах Российской Федерации, полученных от источников в Российской Федерации за 2010 год, послужил вывод инспекции о необоснованном не удержании и не перечислении в бюджет указанного выше налога с сумм выплаченного накопленного купонного дохода при приобретении корпоративных облигаций у Аллком Энтерпрайзис Лимитед, Гриндот Холдингс Лимитед, Провест Венчурз Лимитед, Эверласт Венчурз Лтд.
Согласно п. 2 ст. 282 Кодекса процентный (купонный) доход по ценным бумагам, являющимся объектом операции РЕПО, учитывается при определении налоговой базы продавца по первой части договора РЕПО в порядке, установленном ст. ст. 271, 273 и 328 Кодекса, и не учитывается при определении налоговой базы по процентному (купонному) доходу по ценным бумагам, являющимся объектом операции РЕПО, у покупателя по первой части РЕПО.
Судами установлено, что реализуемые иностранными компаниями облигации были приобретены ими по договорам РЕПО с компаниями — резидентами Российской Федерации, нерезидент приобретал облигации у резидента по договору РЕПО и реализовывал их банку.
Таким образом, довод инспекции о непредставлении банком документов, на основании которых можно сделать вывод о факте уплаты купонного дохода иностранной организацией при приобретении ценных бумаг по сделке РЕПО, подлежит отклонению, поскольку данное подтверждение не может автоматически повлечь за собой обязанность банка исчислить и удержать налог на доходы иностранных юридических лиц в связи с отсутствием дохода.
4. В ходе проверки инспекцией сделан вывод о занижении налоговой базы при исчислении НДФЛ за 2009 — 2010 годы в виде выплат компенсации физическим лицам за использование транспортного средства, которым они управляли по доверенности.
Позиция инспекции сводится к тому, что право на получение компенсации на основании ст. 188 Трудового кодекса Российской Федерации имеет место быть только при использовании имущества, принадлежащего сотруднику на праве собственности.
Согласно положениям ст. 164 Трудового кодекса Российской Федерации под компенсациями понимаются денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных предусмотренных федеральным законом обязанностей.
Согласно ст. 188 Трудового кодекса Российской Федерации при использовании работником с согласия или ведома работодателя и в его интересах личного имущества работнику выплачивается компенсация за использование, износ (амортизацию) личного транспорта, а также возмещаются расходы, связанные с их использованием.
Размер возмещения расходов определяется соглашением сторон трудового договора, выраженным в письменной форме.
При исследовании имеющихся в материалах дела доказательств судами установлено, что на основании приказов общества работникам общества выплачена компенсация за использование личного имущества (легковых автомобилей) для служебных поездок. Работники управляли автомобилями на основании доверенностей на управление транспортным средством. Таким образом, переданный по доверенности автомобиль не может восприниматься третьими лицами иначе как находящийся во владении и пользовании конкретного лица, которому выдана доверенность, что позволяет работодателю компенсировать затраты на использование автомобиля, находящегося во владении работника на основании доверенности.
Доводам кассационной жалобы Инспекции дана надлежащая оценка, оснований для удовлетворения требований нет.
В отношении кассационной жалобы налогоплательщика, суд кассационной инстанции считает необходимым указать следующее.
Инспекцией при проведении выездной налоговой проверки осуществлен перерасчет суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет при реализации объектов недвижимого имущества.
Отказывая в удовлетворении требований общества, суд апелляционной инстанции исходил из ст. 170, 171 Кодекса, указав, что общество — получатель вклада не может учитывать объект недвижимости с учетом уплаченного НДС и, соответственно, не вправе применять положения п. 3 ст. 154 Кодекса при осуществлении операции по реализации такого имущества.
Основанием для доначисления НДС в спорной сумме послужили следующие фактические обстоятельства: в результате реорганизации ЗАО «ССБ» в форме присоединения к ОАО «УБРиР» у последнего возникло право собственности на недвижимое имущество, расположенное по адресу г. Екатеринбург, ул. А. Валека, 15.
При этом часть помещения перешла в собственность ЗАО «ССБ» по договору о вкладе в уставный капитал от 26.12.1997 (без НДС).
Другая часть была приобретена по договору купли-продажи от 25.05.1998 ЗАО «ССБ», с включением в стоимость НДС.
22.03.1999 ЗАО «ССБ» было получено единое удостоверение муниципального предприятия «Бюро технической инвентаризации г. Екатеринбурга» о регистрации по праву частной собственности и технический паспорт на все помещение по адресу: г. Екатеринбург, ул. Антона Валека, д. 15 с общей площадью 1340,40 кв. метров.
В 2003 году ЗАО «ССБ» было оформлено единое свидетельство о государственной регистрации права собственности на помещение (от 14.05.2003 N 66 АВ 993442), и недвижимое имущество в бухгалтерском учете было учтено, как единое основное средство.
В 2006 году банк, как правопреемник ЗАО «ССБ», получил единое свидетельство о государственной регистрации права собственности на помещение от 09.08.2006 N 66 АВ 338856.
В 2009 году объект по адресу: г. Екатеринбург, ул. Антона Валека, д. 15 был реализован.
При реализации помещения налоговая база обществом была определена на основании п. 3 ст. 154 Кодекса как разница между ценой реализуемого имущества и стоимостью реализуемого имущества (остаточной стоимостью с учетом переоценок).
Инспекция считает, что НДС с доли нежилого помещения, полученного в качестве вклада в уставный капитал, при ее дальнейшей реализации, должен быть исчислен с полной стоимости, а не с межценовой разницы, ссылаясь на положения п. 3 ст. 154 Кодекса.
В кассационной жалобе, заявитель полагает, что обязанность учесть недвижимое имущество как основное средство и прекратить раздельный учет ранее приобретенных частей объекта недвижимости возникла с момента регистрации права собственности на новый объект недвижимости.
Так как при покупке частей помещения НДС был включен в стоимость одной из частей, в результате сложения их стоимости объединенный объект недвижимости учитывался по стоимости с учетом уплаченного НДС, в связи с чем, налоговая база при реализации помещения была определена обществом правомерно на основании п. 3 ст. 154 Кодекса как разница между ценой реализуемого имущества и стоимостью реализуемого имущества (остаточной стоимостью с учетом переоценок).
По материалам дела, судами установлено, что объект недвижимости был сформирован из нескольких частей, одна из которых передавалась в качестве вклада в уставный капитал (НДС не начислялся в силу положений подп. 4 п. 3 ст. 39, подп. 1 п. 2 ст. 146 Кодекса), а другая часть — приобреталась по договору купли-продажи с НДС.
В последующем объект был зарегистрирован как единый объект недвижимости и принят к бухгалтерскому учету как единый объект, который был сформирован разными путями: путем вклада (16/25) и по договору купли-продажи (9/25).
Налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено ст. 154 Кодекса, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со ст. 105.3 Кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них НДС. Это следует из п. 1 ст. 154 Кодекса.
Для операций по реализации имущества, подлежащего учету по стоимости с учетом уплаченного НДС, п. 3 ст. 154 Кодекса предусматривается особый порядок исчисления налоговой базы по НДС.
Она определяется как разница между ценой реализуемого имущества, определяемой с учетом положений ст. 105.3 Кодекса, с учетом НДС, акцизов (для подакцизных товаров), и стоимостью реализуемого имущества (остаточной стоимостью с учетом переоценок).
Таким образом, для исчисления налога в особом порядке, закрепленном п. 3 ст. 154 Кодекса, налогоплательщик обязан доказать, что им реализовано имущество, подлежащее учету по стоимости включая уплаченный НДС.
Судом установлено, что уплата НДС осуществлялась обществом в отношении части спорного объекта.
При таких обстоятельствах довод инспекции о том, что при реализации в дальнейшем объекта недвижимости как единого объекта налоговая база по НДС подлежит исчислению различным способом, зависит от способа приобретения частей объекта недвижимости, а именно: с доли, приобретенной по договору купли-продажи — с ценовой разницы, а с доли по вкладу — с полной стоимости, является правильным.
В отношении занижения налоговой базы по налогу на прибыль организаций за счет «прощения» долга физическим лицам, суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из того, что перечень внереализационных расходов и приравниваемых к таким расходам убытков налогоплательщика, непосредственно не связанных с производством и реализацией, не является исчерпывающим, что позволяет налогоплательщику учесть в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу при исчислении налога на прибыль, и иные расходы и убытки при условии соответствия их критериям, установленным статьей 252 Кодекса.
По общему правилу проценты перестают начисляться в момент прекращения действия договора согласно основаниям, перечисленным в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее ГК РФ), а именно, обязательство прекращается: исполнением (ст. 408 ГК РФ), предоставлением отступного (ст. 409 ГК РФ), зачетом (ст. 410 ГК РФ), новацией (ст. 414 ГК РФ), прощением долга (ст. 415 ГК РФ), невозможностью исполнения (ст. 416 ГК РФ), на основании акта государственного органа (ст. 417 ГК РФ), ликвидацией юридического лица (ст. 419 ГК РФ).
Таким образом, к убыткам могут быть приравнены и убытки, полученные налогоплательщиком в результате прощения долга, под которым согласно статье 415 ГК РФ признается освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей.
По мнению инспекции, заключив с имеющими просроченную задолженность заемщиками соглашения о погашении задолженности, согласно которым освобождало заемщика от уплаты начисленных процентов, иных платежей и штрафных санкций, банк фактически осуществил прощение долга.
Однако для целей налогообложения такая операция рассматривается как безвозмездная передача имущества, работ, услуг или имущественных прав, и данные расходы, в соответствии с п. 16 ст. 270 Кодекса не уменьшают налогооблагаемую прибыль.
Удовлетворяя требования общества, суд первой инстанции указал, что при прощении долга налогоплательщик должен представить доказательства направленности этих действий на получение дохода, о чем свидетельствует наличие у кредитора, освобождающего должника от лежащих на нем обязанностей, коммерческого интереса в прощении долга, который, в частности, может выражаться в достижении соответствующего мирового соглашения, направленного на урегулирование взаимных требований.
Между тем, при рассмотрении настоящего дела наличия подобных действий со стороны банка судом апелляционной инстанции установлено не было, общество не представило доказательств направленности каких-либо действий на получение дохода.
Таким образом, в рассматриваемом деле суммы, в виде прощенной банком задолженности по процентам на основании соглашения о погашении задолженности, не могут быть признаны в составе внереализационных расходов.
Нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены принятых по делу судебных актов не установлено.
С учетом изложенного, кассационные жалобы Инспекции и общества подлежат оставлению без удовлетворения.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.12.2013 по делу N А60-18171/2013 Арбитражного суда Свердловской области оставить без изменения, кассационные жалобы ОАО «Уральский банк реконструкции и развития» и Инспекции Федеральной налоговой службы по Ленинскому району г. Екатеринбурга — без удовлетворения

Председательствующий
Д.В.ЖАВОРОНКОВ

Судьи
О.Л.ГАВРИЛЕНКО
А.Н.ТОКМАКОВА

Помогла статья?

Получите еще секретный бонус и полный доступ к справочной системе БухЭксперт8 на 14 дней бесплатно

Пароль будет выслан на указанный email

Карточка публикации

Разделы: , , ,
Рубрика:
Объекты / Виды начислений:
Последнее изменение: 17.10.2018
Помогла статья? Оцените её
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Данную публикацию можно обсудить в комментариях ниже.
Обратите внимание! В комментариях наши кураторы не отвечают на вопросы по программам 1С и законодательству.
Задать вопрос нашим специалистам можно по ссылке >>

Добавить комментарий