Определение КС РФ от 11.03.2021 N 373-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 марта 2021 г. N 373-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ
РОМАНОВОЙ ИРИНЫ НИКОЛАЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ
ПРАВ АБЗАЦЕМ ТРЕТЬИМ ПОДПУНКТА 2 ПУНКТА 4 СТАТЬИ 378.2
НАЛОГОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,
заслушав заключение судьи К.В. Арановского, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданки И.Н. Романовой,

установил:

1. Гражданка И.Н. Романова оспаривает конституционность абзаца третьего (в жалобе ошибочно поименованного абзацем вторым) подпункта 2 пункта 4 статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому для целей определения налоговой базы как кадастровой стоимости имущества отдельно стоящее нежилое здание (строение, сооружение), помещения в котором принадлежат одному или нескольким собственникам, признается торговым центром, если не менее 20 процентов общей площади этого здания (строения, сооружения) фактически используется для размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания.
Как следует из представленных материалов, заявительнице на праве собственности принадлежит нежилое помещение, расположенное в двухэтажном нежилом здании. Само же здание, имеющее кадастровый номер, состоит из двух нежилых помещений с отдельными кадастровыми номерами. Приказом уполномоченного органа указанное здание внесено в перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость, на 2019 год (далее — Перечень).
Имея в виду, что к объектам налогообложения, внесенным в подобные перечни, применяются повышенные ставки по налогу на имущество физических лиц, заявительница оспорила включение здания в Перечень со ссылкой на то, что нежилое помещение, ей принадлежащее, является отдельным объектом недвижимости, не предназначено для использования в целях делового и административного назначения и фактически не используется в этих целях, как и для размещения торговых объектов, объектов общественного питания и объектов бытового обслуживания.
Решением Псковского областного суда от 23 июля 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2019 года, в удовлетворении административного искового заявления И.Н. Романовой отказано. Установив, что здание более чем на 20 процентов используется для размещения торговых объектов (34,2 процента от общей площади здания), суды посчитали, что оно отвечает признакам торгового центра и обоснованно включено в Перечень. В передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации заявительнице отказано определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2020 года.
И.Н. Романова полагает, что оспариваемое ею законоположение не соответствует статье 57 Конституции Российской Федерации, поскольку ставит размер обязательства по уплате налога на имущество физических лиц в отношении собственника нежилого помещения в зависимость от того, как другой собственник использует находящееся в том же здании другое нежилое помещение.
2. Конституция Российской Федерации, ее статья 57, обязывает каждого платить законно установленные налоги и сборы, что во взаимосвязи с положениями ее статей 15, 18 и 19 исключает незаконные и несправедливые фискальные платежи и подразумевает обязанность платить налоги в размере не большем, чем это предусмотрено законом, который должен определить все существенные элементы налогового обязательства, включая объект налогообложения, налоговую базу, порядок исчисления и уплаты налога, чтобы условия налогообложения обеспечивали полноту и своевременность взимания фискальных платежей с обязанных лиц и вместе с тем его правомерность. Формальная определенность и полнота элементов налогового обязательства сообразно структуре каждого налога и его экономико-правовым характеристикам гарантируют обоснованность налогообложения, позволяют обязанным лицам добросовестно платить налоги, а налоговой службе — правомерно контролировать исполнение этой обязанности (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 марта 2000 года N 5-П, от 17 марта 2009 года N 5-П, от 22 июня 2009 года N 10-П, от 3 июня 2014 года N 17-П и др.).
Нормы законодательства о налогах и сборах, как это следует, в частности, из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2020 года N 46-П, должны отвечать конституционным критериям правомерного налогообложения — не только сами по себе, но и в том, как они изложены и действуют в системной связи с иными законоположениями. Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в ряде его решений (постановления от 22 июня 2009 года N 10-П, от 24 марта 2017 года N 9-П и от 2 июля 2020 года N 32-П; определения от 27 октября 2015 года N 2428-О, от 8 ноября 2018 года N 2796-О, от 2 июля 2019 года N 1831-О и N 1832-О и др.), конституционно-правовое содержание законодательства о налогах и сборах предполагает, в частности, что налоговые обязательства производны от экономической деятельности, а налоги установлены в их общей системе сообразно их существу, имея в виду экономическую обоснованность и недопустимость произвольного их введения; в установлении и прекращении налоговых обязанностей государство обладает дискрецией, которая, однако, не позволяет ему вводить несправедливые, дискриминационные различия среди налогоплательщиков и действовать вопреки критериям формальной определенности закона, принципам поддержания доверия к действиям властей, законного и справедливого налогообложения; вместе с тем налоговый закон может быть ориентирован в его экономических основаниях на разные характеристики экономически значимых объектов и обстоятельства хозяйственной деятельности.
2.1. Изложенное относится и к налогу на имущество физических лиц. Данным налогом облагается имущество, принадлежащее на праве собственности физическим лицам и признаваемое объектом налогообложения; налоговая база в отношении каждого объекта налогообложения определяется, по общему правилу, как его кадастровая стоимость, внесенная в Единый государственный реестр недвижимости (далее — ЕГРН) и подлежащая применению с 1 января года, являющегося налоговым периодом (статьи 400 и 401, пункт 1 статьи 403 Налогового кодекса Российской Федерации).
Что касается налоговых ставок, то Налоговый кодекс Российской Федерации предусматривает их установление нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований (законами городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя) в пределах, определенных федеральным законодателем, в том числе в зависимости от применяемого порядка определения налоговой базы (статья 406). В частности, применение повышенной ставки налога на имущество физических лиц к некоторым объектам коммерческой недвижимости Налоговый кодекс Российской Федерации связывает с положениями его статьи 378.2, устанавливающей особенности определения налоговой базы, исчисления и уплаты налога в отношении отдельных объектов недвижимого имущества (глава 30 «Налог на имущество организаций»).
В силу статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации уполномоченный орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации не позднее 1-го числа очередного налогового периода по налогу на имущество организаций определяет на этот налоговый период перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость (подпункт 1 пункта 7); к таким объектам, среди прочего, отнесены административно-деловые центры, торговые центры (комплексы) и помещения в них (подпункт 1 пункта 1). Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях отмечал, что положения статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие права налогоплательщиков, поскольку устанавливают нормативные критерии, позволяющие отнести соответствующее недвижимое имущество к объекту обложения налогом на имущество организаций с определением налоговой базы исходя из его кадастровой стоимости, включая предназначение здания для использования или фактическое использование здания в целях размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания (определения от 26 ноября 2018 года N 3058-О, от 23 апреля 2020 года N 820-О и др.).
2.2. В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации к видам недвижимого имущества, для целей налогообложения которых применяется кадастровая стоимость, относятся, в частности, торговые центры (комплексы) и помещения в них — независимо от того, принадлежат они одному или нескольким лицам на праве собственности. Так, в подобного рода зданиях (строениях, сооружениях) отдельные помещения (части) могут быть и самостоятельными объектами кадастрового учета в качестве обособленных объектов гражданских прав (в частности, права собственности), принадлежащих как одному, так и разным субъектам, что может быть вызвано в том числе приобретением здания двумя и более лицами, переходом прав на помещения в здании, выделением помещений из торгового центра (комплекса), его разделением на отдельные функциональные части и т.д. При этом из пункта 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 июля 2009 года N 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания» следует, что если собственник здания принимает решение о выделении из состава здания одного или нескольких помещений, то при внесении в ЕГРН записей об образовании самостоятельных объектов недвижимости прекращается право собственности на здание в целом ввиду утраты зданием правового режима объекта недвижимости, на который может быть установлено право собственности одного лица.
Согласно же части 5 статьи 41 Федерального закона от 13 июля 2015 года N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» при прекращении права на здание, зарегистрированного в ЕГРН, государственная регистрация права в отношении всех помещений в этом здании должна быть осуществлена одновременно, при этом такое здание с государственного кадастрового учета не снимается. В соответствии с указанным Законом идентифицировать объект недвижимости в качестве индивидуально-определенной вещи позволяет именно внесение сведений о нем в ЕГРН (часть 7 статьи 1); при этом в кадастр недвижимости вносится в том числе кадастровый номер исходного объекта недвижимости, из которого в результате раздела образованы новые объекты недвижимости (пункт 5 части 4 статьи 8). Следовательно, несмотря на то что ЕГРН содержит актуальные сведения о здании торгового центра (комплекса), включая его кадастровый номер, такое здание как объект кадастрового учета может не быть единым объектом права (собственностью отдельного лица), что исключает его статус в качестве объекта по налогу на имущество.
Так, подпункт 1 пункта 1 статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации относит к специальным (в целях налога на имущество организаций) видам недвижимого имущества не только торговые центры (комплексы), но и помещения в них, которые, следовательно, представляют собой отдельные объекты налогообложения, определяемые по принадлежности к указанным центрам (комплексам). При этом названная принадлежность не обусловлена тем, чтобы помещение, будучи самостоятельным объектом обложения налогом на имущество, было бы частью торгового центра, тоже относящегося к объектам такого налогообложения. Подобная трактовка лишена была бы смысла, предполагая обложение налогом одних и тех же помещений и по отдельности, и в составе более крупного объекта — здания (строения), если бы и оно подпадало под указанное налогообложение. Следовательно, налоговый закон не может устанавливать соответствующее налоговое обязательство в отношении отдельных помещений в торговом центре (комплексе), когда и если сам этот центр одновременно является объектом обложения налогом на имущество.
В целях истолкования и применения статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации подпункт 2 пункта 4 этой статьи определяет торговый центр (комплекс) в том числе по его фактическому использованию для размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания, когда не менее 20 процентов общей площади здания (строения, сооружения) используется указанным образом. Фактическое использование при этом устанавливается уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации в соответствии с порядком определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений, устанавливаемым высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации (пункт 9 той же статьи).
Иными словами, данное регулирование связывает определение торгового центра (комплекса) с особенностями эксплуатации помещений в составе здания (строения, сооружения) независимо от того, что зарегистрировано в ЕГРН в качестве объекта права собственности конкретного лица.
Следовательно, возможность нахождения в здании (строении, сооружении) помещений, принадлежащих разным собственникам и используемых с разными целями, прямо учтена в положениях статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации, устанавливающих особенности налогообложения применительно к помещениям, находящимся в торговых центрах (комплексах). Из этого, кроме прочего, следует и налогообложение по кадастровой стоимости таких объектов недвижимого имущества, которые хотя и не относятся непосредственно к помещениям, используемым для размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания, но расположены в зданиях (строениях, сооружениях), относящихся к торговым центрам (комплексам), как их определяет статья 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации. Такое регулирование, действующее во взаимосвязи с главой 32 «Налог на имущество физических лиц» данного Кодекса, дает основание к применению повышенных налоговых ставок в случаях, когда соответствующая недвижимость выступает объектом обложения налогом на имущество физических лиц.
2.3. С учетом выводов Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированных в Постановлении от 12 ноября 2020 года N 46-П, следует исходить из того, что в обычной деловой обстановке офисно-торговую недвижимость с высокой вероятностью можно использовать как доходный объект, особенно в местах ее концентрации — в административно-деловых и (или) торговых центрах (комплексах). Эта возможность объективно образует предпосылку относительно высокой стоимости такого имущества в сравнении с другими видами недвижимости и учитывается в основаниях законодательных решений, касающихся повышенного налогообложения таких помещений, даже когда их используют по иному назначению, чем торговля и размещение (сдача в аренду) офисов, поскольку они входят в состав соответствующих центров (комплексов), концентрирующих потенциально доходную недвижимость. С таким предположением соотносится по смыслу и содержание пункта 6 статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации, из которого следует, что в целях обложения налогом на имущество кадастровая стоимость помещения, даже если она не определена, должна быть все равно исчислена пропорционально к общей площади здания, где это помещение находится, как доля его кадастровой стоимости. Издержки содержания условно дорогостоящей недвижимости корреспондируют общему бремени содержания имущества, притом что это бремя не может быть поставлено как таковое под сомнение, как и риски предпринимательской и связанной с нею экономически значимой деятельности, включая невыгодную (бездоходную) эксплуатацию потенциально доходного имущества.
3. Таким образом, абзац третий подпункта 2 пункта 4 статьи 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации и связанные с ним иные ее положения исходят из того, что значимой с точки зрения налогообложения является концентрация потенциально доходной недвижимости при использовании 20 процентов от общей площади здания (строения, сооружения) для размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания, и распространяют по этому признаку повышенную налоговую нагрузку на все помещения соответствующего торгового центра (комплекса).
Следовательно, данное регулирование, будучи принятым федеральным законодателем в пределах его дискреции в сфере налогообложения, устанавливает необходимые и достаточные законодательные критерии, позволяющие налогоплательщикам предвидеть размер своих налоговых обязательств применительно к налогообложению объектов недвижимости коммерческого назначения, а значит, оно не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявительницы.
Оценка же того, являются ли установленные законодателем отдельные элементы правового регулирования в налоговой сфере экономически оправданными, — учитывая, что такая оценка в значительной мере касалась бы законодательной целесообразности в рамках экономической и фискальной политики государства, — не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, который решает исключительно вопросы права (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).
При таких обстоятельствах Конституционный Суд Российской Федерации не находит оснований для принятия жалобы И.Н. Романовой к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Романовой Ирины Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Помогла статья?

Получите еще секретный бонус и полный доступ к справочной системе БухЭксперт8 на 14 дней бесплатно

Пароль будет выслан на указанный email

Карточка публикации

Разделы: , , ,
Рубрика:
Объекты / Виды начислений:
Последнее изменение: 02.06.2021
Помогла статья? Оцените её
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Данную публикацию можно обсудить в комментариях ниже.
Обратите внимание! В комментариях наши кураторы не отвечают на вопросы по программам 1С и законодательству.
Задать вопрос нашим специалистам можно по ссылке >>

Добавить комментарий